ГЛАВНАЯ СТИХИ ПРОЗА ВИДЕОПОЭЗИЯ ДРАМАТУРГИЯ ПУБЛИЦИСТИКА АВТОРЫ КОНТАКТЫ

Бремя хлеба

unesco-teatr-sabrata
(Политико-исторические очерки)
 

«Всё – Карфаген разрушен!»

 
От исторического, условно говоря, присутствия Карфагена – в современном мире осталась лишь мало что значащая в глобальном масштабе, растерзанная войной Ливия. Большая часть территории этой страны, в древние века завоёванная Карфагеном, называлась Сиртикой, а позже Триполитанией.
Поставив целью разрушить «Карфаген», квази-Рим – США, выполнил стратегическую задачу, свергнув местного диктатора, лидера Джамахирии, пришедшего к власти в результате военного переворота. После погрома, который устроил в самой восточной стране Магриба коллективный сев-западный emperior, Ливия погрузилась в хаос гражданской войны и анархии. Но американцы не римляне, потому и не стали осваивать очередную, выжженную огнём, территорию, а просто устранили нефтяного конкурента, растерзав его в клочья и, бросив его объедки следующим в очереди. Прежде чем перейти к тем, кто изготовился к охоте за тушей полумёртвого ливийского буйвола, напомним, как римлянам, то есть американцам удалось получить, пусть и формальную, но всё-таки легальную санкцию, от номинального международного сообщества: нынешний экс-премьер РФ, в то время президент, дал зелёный свет «другу Обаме» в СБ ООН, после чего и понеслось… Теперь же, аккурат, перед берлинской конференцией по Ливии, госдеятель принимавший то самое, возмутившее всех в российском (как следует сейчас говорить) истеблишменте, решение, был неожиданно-ожидаемо смещён. Эффект рассчитанный, как на внутреннюю публику (в ряде других чисто политических задач), так и на внешний геополитический рынок.
Кстати, победу во II Пунической войне, ставшей решающей в деле разрушения Карфагена, принесло событие, когда на сторону Рима перешёл один из важнейших союзников Ганнибала нумидийский царь Масинисса, что и предопределило исход битвы при Заме. В этом нет ничего особенного, просто история любит кружить в лабиринтах, а они, в свою очередь, имеют свойство переплетаться…

Итак, дождавшись пока главный едок отойдёт в сторону, в Триполитанию ринулись, с одной стороны – наследники Османской империи, когда-то владевшие брошенной на произвол судьбы Ливией, с другой стороны – гарнизоны «солдат удачи» «наследницы Византии». Две большие «региональные державы», сблизившиеся на почве антиамериканизма, всеми силами стремящиеся в ранг всемирных. Спикером обсуждения процесса стабилизации ситуации в бывшей провинции Королевства вандалов и аланов выступила глава Германии Ангела Меркель, более всех заинтересованная в том, чтобы около миллиона беженцев, сконцентрировавших свои силы на ливийской территории перед решающим броском в Европу – остались там же, где находятся сейчас. Да, быть может, оно бы и хотелось самим, железной кайзеровской рукой держать порядок на землях, бывших во владении близкородственных германцев-вандалов, и не только на них, но возможности и цели нынешнего Рейха нынче совсем не те. И правильно, пусть страны-лидеры «третьего мира» занимаются «разрульными» вопросами на местах, немцам надобно держать оборону по периметру собственных границ пока жители, а особенно гости «бывшего Карфагена» не перешли в решающее наступление. Отсюда и дифирамбы, которые поются в альтернативных кругах разношёрстной немецкой прессы на счёт того, что Россия якобы триумфально вернулась в большую политику, планомерно создавая основы нового многополярного мира. Переселение в американские казармы в Сирии, заход в разрушенную американцами Ливию, продажа оружия Турции и Ирану, по существу ничего из этого серьёзно позиций США в мире не меняет. США, как готовили планы по оккупации РФ, так и готовят, что подтверждают скорые масштабные учения по переброске американских войск к российским западным границам. И одной силой их тут не остановить, не вернуть в родные пенаты от греха подальше.
Пока у России нет сверх-народной Идеи, по-настоящему свободного гражданского общества, стопроцентно социальной экономики, говорить о какой-то конкуренции мировым державам просто не имеет смысла. И яд. оружие тут не причём, у Пакистана, например, оно тоже есть, хоть и не в том количестве.

Недавние договорённости Китая и США после небольшого конфликта близкородственных по идеологии и типу, реально взаимосвязанных между собой экономик, – выработали модус вивенди двух единственных супердержав, способных, как сохранить, так и обрушить всю мировую экономику (читай: мироустройство), а, следовательно, геополитический баланс в мире. Надеяться на то, что Китай последует за Россией, нет смысла. Идти в абстрактный многополярный мир? Но Китай итак его созидает, чтобы затем перевести в однополярный – в этом и состоит идея существования Красной Поднебесной, мироустройства по-китайски. И тут РФ для Пекина лишь временный попутчик. К тому, же основную долю мирового газового рынка Китай и США поделили между собой, подписав договор.

К сожалению, локальные достижения России в мире, уже перечисленный триумф «в песках» (термин, принадлежащий Д.Т.) Бл. Востока, вывод северной трубы в прорубленное Петром окно, олицетворяющей сырьёвое назначение российской экономики в нынешнем миропорядке, – образуют новые реальности в существующей парадигме, но никак не меняют её. Естественно, роль российского великодержавного проекта будет возрастать по мере роста, в том числе и аппетита, его глубинного двигателя (meta-emperior), но пока сама Россия духовно и этически не преобразится изнутри, не явит План, согласуемый с Провиденциальной волей, никакие внешние проекты, внутренние транзиты, перестановки, клонирование новых правовых баз, не выведут её в мировые лидеры. Да, и цель не в лидерстве, а в спасении себя и мира от надвигаемой на человечество духовной катастрофы…

 
 

«От младенчества до старости»

 
Безусловно, материнский капитал это подспорье для наших семей, обычных семей (спустя три года, правда). Но куда деть себя старшим поколениям, у которых, буквально, вырвали их заработанные копеечные пенсии (никто ведь не готовился к такому повороту, надеясь на твердое обещание…), при том, что работы в тех же регионах нисколько не прибавилось. Очень зря власти предержащие решили так поступить с людьми, в общем-то с теми, кто и является основой лояльности системы. К пенсионному возрасту человек особенно склонен быть лояльным властям, а тут взяли и выбили основу из под ног, ещё и не сдержав обещания. Это не просто стратегическая ошибка, это в некотором смысле вызов обществу, явное пренебрежение возрастом. И жесты ветеранам они ведь временные, они забудутся, а это не забудется, потому что каждое новое поколение будет сталкиваться с этим вопиющим решением гос-ва. Как выразился политолог Делягин: «Это (пенсионная реформа) было не про деньги, а про выражение классовой ненависти — богатых и бедных, спекулянтов к трудящимся». И совершенно прав. Там, где не справедливости мира не построишь.
Клич на всеобщую демографическую мобилизацию и обеспечение этого процесса ценными бумагами – никак не уравновешивает электоральный ущерб, нанесённый пенсионной реформой, наоборот, доказывает, что для гос-ва важны лишь работоспособные граждане (также в перспективе), остальные пусть движутся к своему «сроку дожития»; это как раз то, о чем много лет назад говорил один из одиозных партийных лидеров… Возможно, апологеты этой программной линии руководствуются брехтовским: «Презираю тех, чьи мозги не могут наполнить желудка.» Но ведь в этой стране созданы такие условия, когда мозги должны работать лишь на определённую политическую доктрину, тогда они и будут иметь код доступа к тому или иному ресурсу. И вообще, как говорил Платон: «…хорошие люди потому и не соглашаются управлять – ни за деньги, ни ради почета.» Но это, конечно, не универсально. А универсально и незыблемо одно: «Не пренебрегай человека в старости его, ибо и мы стареем.» (Кн. Премудрости.)

 
 

«Бремя хлеба»

 

Библия светского государства – это, как известно, конституция. Ну, если не библия, то нечто эквивалентное ей. Наверное, дополнять конституцию можно; у каждого светского государства свои принципы на этот счёт. Одно – но – нельзя менять её коренных постулатов. О каких именно деталях демонтажа отдельных статей конституции постсоветской России идёт речь – ещё не совсем понятно, но ясно, что для нынешней системы изменение основного свода законов жизненно необходимо, необходимо для продления собственного существования. Однако же, за эту конституцию, если не изменяет память, погибали люди, в центре страны за неё шла настоящая гражданская война. Теперь же предлагается провести гражданский референдум в пользу её изменения. Критики власти называют этот акт – покушением на закон и демократические ценности, обвиняют инициатора этой идеи в стремлении обеспечить себе пожизненное правление на том или ином посту, предусмотренном новыми статьями, предлагаемыми внести в проект обновлённой версии старой конституции. Сторонники К. проекта, наоборот, считают, что такая реформа позволит стране обрести независимость и стабильную власть на долгие годы. Дабы убедить общество в серьёзности своих намерений, в необходимости таких перемен, была предпринята мощная информационная (с элементами прочной режиссуры) компания, заложенная в социальном послании президента, направленном в этом году на борьбу с бедностью. Особенно ярко звучат в этом контексте слова, за которыми, безусловно, стоит твёрдое решение лидера и его команды, – накормить всех российских школьников горячими завтраками – отныне и навсегда. Неужели мечта о социальном рае начинает сбываться? Справедливый мир в нынешних условиях – это уже не утопия?..

Но почему, вдруг, на этой благотворной, без иронии, ноте, в громогласном шуме оваций, на фоне всех этих благородных, обеспокоенных судьбою детей и восхищённых решением нацлидера, лиц, где-то вдалеке проносятся слова из известной книги Достоевского:
«А видишь ли сии камни в этой нагой раскаленной пустыне? Обрати их в хлебы, и за Тобой побежит человечество как стадо, благодарное и послушное, хотя и вечно трепещущее, что Ты отымешь руку Свою и прекратятся им хлебы Твои».
И далее звучит:
«Но Ты не захотел лишить человека свободы и отверг предложение, ибо какая же свобода, рассудил Ты, если послушание куплено хлебами?»

Стоит ли сейчас страна перед каким-то искушением, на распутье или это нечто иное, обыденное, рецидивно-историческое? – старик Достоевский знает, который опять своим пророческим словом разрушает чью-то идиллию. Реально одно: мир, Россия полностью, необратимо вступили в пред-апокалипсическую эру, во временную координату эона, когда слово пророков будет становиться действием, свершая историю…
 
Dostoevsky-metro

 

Общество – значит Общее

 
Общество, неважно в экономическом или в любом другом аспекте – это единый организм, – страдает одна часть целого, будет страдать и другая, или, в лучшем случае, тяготиться отсутствием общего прогресса. Химия взаимодействия проста: если кровь не поступает в органы в должном объеме/ритме, орган ухудшает свою работу. Всё то же самое, по той же модели и в социальной сфере. Если коррупция – это, понятно, раковая опухоль, то неравномерное распределение ресурсов и средств – это конечная анемия организма. Потому и нельзя замыкаться на себе – откажут почки, и мозги не понадобятся, и т.д. К сожалению, верхи, и всякого рода буржуазные прослойки этого не осознают или не хотят осознавать, поэтому и государство со всей своей экономикой и социальной сферой неизменно регрессирует по отношению к странам, достигшим этого понимания и представляющим из себя более менее целостный организм.
 
 

«Иранский катехон»

 
Противостояние иранской и западной цивилизаций имеет довольно глубокие исторические корни. Основные ее вехи — экспансия державы Ахеменидов в Грецию: греко-персидские войны, включая войны со Спартой. Завоевания Александра Македонского: разрушение империи Ахеменидов — падение царя Дария III. Результат: образование многочисленных греческих (селевкидские) колоний на Востоке. Следующий этап: битвы Рима и Парфии (Aparthik). Поражение Рима в битве при Каррах, когда парфянские войска под началом Сурена Михрана (происхождение: апарн) нанесли сокрушительное поражение 40-тысячному корпусу полководца, триумвира Красса, погибшего в этом бою.
Именно парфяне (самоназвание Pahlavan) освободили Иран и другие области от селевкидского правления.
Удивительный симбиоз: греко-персидское Понтийское царство, противостоящее Римской республике, что отразилось в трёх Митридатовых войнах, по результатам которых Рим упрочил свою гегемонию.
Отчасти в это мегаисторическое противостояние можно отнести войны Сасанидского Ирана с Византией.

Своего апогея противостояние достигло в наши дни (начиная со второй половины 20-го века), когда США под влиянием, в том числе и других игроков (…), решили, будучи ведомыми в глобальной игре, что должны зачистить Бл. Восток от присутствия Ирана, и вообще превратить эту державу в подобие «ближневосточной Сербии», ограничив ее возможности до минимума. Только здесь просчёт: для Ирана — это противостояние не просто геополитика, как для США, а экзистенциальное, эсхатологическое выявление своей не только национально-государственной, но и духовной сущности цивилизации, сверхреальности, надстоящей над Ираном.
Вера, вера и вера — это, что движет Ираном. Да, одной вере трудно противостоять ракетам, но войны за землю ведутся на земле руками обычных солдат, в в этом аспекте Иран не переломить. «Оранжевые штуки» уже не так эффективны, как когда-то.

Как при парфянах восточный мир спас свою самобытность, а это исторически считается главным значением битвы при Каррах, так и сегодня Иран пытается представлять независимый Восток. Да, сменились эпохи, религии, идеология, технологии, генетические особенности этносов, сами державы. в конце концов, осталось одно: противостояние земных проекций Запада и Востока. Как когда-то при парфянах Хорасан (страна солнца) и его главный город Аваршахр (ныне Нишапур) был центром притяжения народов, исходной осью цивилизации, так и сейчас Хорасан занимает ключевое место в эсхатологической теории, в идее восхождения восточного мира через приход 12-го имама…

Однако только Создатель может знать, когда настанут эти времена… Политика земных государств, хоть и основывается на опыте предшественников, соткана из ошибок и противоречий. Эту Драму жизни, драму истории (в основе которой всегда метаистория) пишут не они..
P.S. Из совпадений. Теперь уже история знает двух Помпеев: один Гней Помпей — римский консул, полководец, другой Майк Помпео — американский госсекретарь; корни происхождения обоих — Центральная Италия. Первый, хоть и одержал временную победу на внешнем направлении, в итоге потерпел поражения от внутреннего конкурента — Цезаря, бежал в Египет, и там был убит. Второй побед пока не одержал, но тоже устремился на Восток с огнём, мечом и пропагандой…

Мира всем, пока мир есть!
У войны тяжелый крест…

 

М. Шахманов.

просмотров: 199 Опубликовано Разместил: administrator размещено в Публицистика

Добавить комментарий