Engel in Berlin

 

Marion

 

«Женщина сделала меня человеком» ––

из непроявленной в материальном мире души,

из потенциального ввела в актуальное,

где согрешить,

значит, пройти черту века

от рождения до фатального.

 

Упасть с неба или спуститься с небес ––

две интерпретации одного стремления

воплотиться в мире плоти,

где каждый здесь

верит в свободу выбора и в предопределение,

кусает локти,

 

утеряв первое вопреки второму,

противопоставив волю судьбе,

ангельское человеческому.

Тяга к земному ––

плод гравитации, вызов Судье,

вечности…

 

Из под купола цирка в сырой андеграунд,

из кружения в транс

метафизики тела,

со сцены в аккаунт,

из хорала в данс,

в децибелы.

 

На площадь! На площадь, где Эйрена,

уступила место Виктории,

где однажды воля ниспровергла судьбу,

где мёртвую Стену

воздвигла история,

воплотившаяся в судью.

 

Крылья желаний укажут путь

за пределы сверхъестества,

в сердце урбанистического фрактала,

в кровную суть

физического родства

женского и мужского начала…

 

Много нас, сделавшихся людьми

в результате свершившейся катастрофы,

мало нас, рождавшихся в ангелочеловечестве

вдали от земли,

в свете Эйн Софа,

в небесном отечестве.

 

…Сейчас хорошо идти по ночному городу,

провожая взглядом, бегущие мимо витрины

кафе, магазинов, ночных клубов,

граффити на стенах, афиши с Solveig Dommartin,

лики Берлина

бледные, хрупкие, грубые…

 

Пить кофе из бумажного стаканчика,

говорить сам с собой вслух,

не оглядываясь на взгляды случайных прохожих,

на смех из трамвайчика

влюблённых двух,

на пьяные рожи.

 

Вдыхать запах дыма из подпольной курилки,

слышать голоса из окон домов,

задающихся вечным вопросом: was ist die Liebe?

невольно вспоминая слова Рильке,

который знал, что любовь ––

есть два одиночества… Гибель,

 

сумрак богов –– отголосок хтонических битв

в недрах Мидгарда,

куда не проникла песнь Фрийи,

куда не докатилось эхо молитв

асов Асгарда,

криков валькирий.

 

Где воскрешенье? Умирает и ангел во плоти,

и его антипод,

и тот, кто между ними…

Тело летит

над заревом вод,

над путями земными.

 

Не изломать крыльев желаний,

пока они есть, пока живы,

пока они сильны, пока не скованы мудростью,

не лишить воли к познанию

добра и зла, –– в жилах

течёт река юности.

 

Мы думаем, что познали, жизнь, религию, Бога,

но откуда рассудку знать,

что творится за его границами,

ни люди, ни йоги,

ни учёных рать

не обернутся птицами.

 

Ты летишь под куполом мира,

над чьим-то рабством и чьей-то свободой,

над расчленёнными городами и странами,

над зданиями в стиле ампира,

над разделённостью человеческой природы,

над незажившими ранами.

 

Время идти. Время снимать доспехи.

Кровь на руке, как граффити на Стене,

проявляется во всех оттенках времени.

Новое вино не влить в старые мехи.

Ангел во мне

борется с дьявольским семенем…

 

 

01.12.2020.

Марат Шахман.

 
*«Женщина сделала меня человеком» — фраза из «Небо над Берлином» — выявляет основополагающий смысл картины и по сути нашего бытия.