ГЛАВНАЯ СТИХИ ПРОЗА ВИДЕОПОЭЗИЯ ДРАМАТУРГИЯ ПУБЛИЦИСТИКА АВТОРЫ КОНТАКТЫ

Философский пароход — возвращение

Философский пароход
В этот день в 1922 году произошло событие, значение которого до сих пор в полной мере не осмыслено. По приказу новых властей из страны было выслано большое число представителей интеллигенции, среди которых были известные философы, учёные, священники, общественные деятели.Всего более ста шестидесяти человек с промежутком около двух месяцев на пароходах Oberbürgermeister Haken (29-30 сентября 1922 г.) и Preussen (16-17 ноября 1922 г.) были переправлены в Штеттин, а оттуда в Берлин. Высылка заменила им расстрел.
Именно в те годы из духовной почвы страны были выкорчеваны корни её культуры, корни её научной и философской мысли. Основам общества был нанесён грандиозный удар, ставший первым и решающим в череде последующих акций по уничтожению генофонда страны. И до сих пор «Философский пароход» не вернулся на родину, блуждая по волнам всемирных просторов, вдалеке от тех берегов, где им было предназначено нести свою миссию духовного просвещения.
Среди изгнанников – пассажиров Философского парохода оказались такие известные в стране и за рубежом личности, как философ Николай Бердяев, философ, богослов Сергей Булгаков, философ Иван Ильин, культуролог Питирим Сорокин, мыслитель Семён Франк, философ и литератор князь Сергей Трубецкой и многие другие, представлявшие цвет нации.
 
Сцена в стихах

 
Комиссар

Чтобы выкорчевать душу,
Надо выбросить на сушу
Философию любви.
Пусть изжарится на солнце,
Испарится на крови.
Пусть вериги богомольцев
Стянут кости всё сильней.
Князь, философ, иерей,
Прочь из царства Красной ржи!
Не мешайте нашей лжи
Правдой левой прорасти
В плоть и кости сирых масс!
Вышел партии указ:
Большевизму чуждый класс,
Растлевающий народ,
Погрузить на пароход
И отправить за границу,
Прям из Северной столицы,
Навсегда, ядрёна мать!
Разрешив с собою взять
Пару штопанных носок,
Мыла чёрного кусок,
Смену нижнего белья,
Горстку прочего тряпья.
И гудбай, адьё, элита!
Пропускаем через сито
Пролетарский наш народ.
Отправляйтесь! Полный ход!
 
Студент

Что же это – произвол?
Уничтожили Помгол,
Разорили крестьян –
Пролетарии всех стран…
 
Учёный

В каждом деле есть резон,
Хорошо, что не в вагон
Запихнули и в острог –
Доживать в тюрьме свой срок.
 
Юрист

Хорошо, что не в расход,
А в Берлин на пароход.
 
Профессор

А за, что же нас сажать?
Или, Боже мой, стрелять?
Бунтов мы не затевали,
Масс людских не подстрекали,
Не свергали мы вождей,
Не губили алтарей!

 
Священник

Богоборческая власть
Предлагала церкви пасть
Перед нею на колени.
Убеждал народы Ленин,
Что на свете Бога нет, –
В том причина наших бед!
 
Историк

Да, мы сами виноваты,
Предан нами император.
То, на чём стояла Русь,
Мы отвергли. Ныне пусть
Нас чужбина отучает
От всего, что свято нам,
Что покой несло сердцам.
 

Философ (отстранённо)

С Востока свет идёт на Запад.
Сойдут изгнанники по трапу
И растворятся в суете
Чьих-то будней. На кресте
Распята нищая Россия
И в ожиданьи лжемиссии
Ликует шумная толпа.
И в этот раз она слепа…

 
Молчание.
Поэт, сидя вдалеке, глядя в морскую даль.

Лучи серебряных светил
С высот неведомой Вселенной
Излились в сердце самых сил
Души творящей неизменно.

На тёмный век печать легла
Миров рассудку неподвластных,
И серебром всё залила,
Коснувшись вестников причастных –

Любви иного Божества –
Чей отблеск в святости весталок,
И дев, чьи корни естества
Озарены огнём кристаллов

Непревзойдённых пирамид
Трансмифов истинных религий,
В ком пламя Божье горит,
Сжигая мёртвые вериги.

…Настала скорбная пора.
Пустеет избранная чаша,
Осушат в ней идеи наши
Языцы адского костра.

Что подарил священный век,
Сыны железного столетья
Отвергнут в годы лихолетий,
Духовных пестуя калек.

 

Будущее время

Студент

Не только пристань опустела,
Когда отчалил пароход,
Страна моя осиротела,
Осиротел народ.
Хоть и не ведал он потери,
Не чуял западни,
Не распознал в деяньях зверя
Зловещие огни, –
Не помогло ему незнанье
Причин текущих бед,
Проникла в спящее сознанье
Чума последних лет.
 

Второй студент

Кто был никем, тот стал элитой,
Властителем умов, –
Чьё дело вечно шито-крыто
За ширмой праздных слов.
Так подменили в одночасье
Духовное мирским,
Искусство, бывшее причастьем
Нам небесам святым,
Раскрылось бездной искушенья
Постмодернистских чар,
Клоакой тонких извращений
На стыке двух начал.
 

Профессор

Предел достигнут.
Буйных игр
Лимит исчерпан.
Рвётся нить
Искусных дьявольских интриг.
И Света мраку не затмить.
 
Встаёт. Смотрит в окно.
Входят философ, поэт и священник
 
Философ

Дрожит оранжевый закат.
За горизонтом, там, где взгляд
Теряет призрачную цель,
Минуя гибельную мель,
Идёт корабль по волнам.
Ведёт к ближайшим берегам
Ковчег надежды капитан.
А впереди горит маяк,
Зияя сотней алых ран,
Он подаёт спасенья знак.

 
Священник

Мир изменился в этот час.
Потоп бескрайний прекратился,
И в тишине раздался глас…
Наутро голубь возвратился,
И снова в небе испарился,
Оставив весть с земли для нас.

 
Поэт

Не медь, не золото, не бронза,
Не горних сплавов серебро,
А свет, сиянье Девы-Розы
Коснётся нас своим пером, –
И голос Истины услышит
В Её мотивах дольний мир,
И зазвучат в чертогах вышних
Симфонии соборных лир.
И человечество земное
Сольётся узами родства,
Спасаясь вновь в Ковчеге Ноя,
Познает волю Божества!…

 

27-29.09.17.
Марат Шахман.

 

просмотров: 100 Опубликовано Разместил: administrator размещено в Стихи

Добавить комментарий