ГЛАВНАЯ СТИХИ ПРОЗА ВИДЕОПОЭЗИЯ ДРАМАТУРГИЯ ПУБЛИЦИСТИКА АВТОРЫ КОНТАКТЫ

Фламенкерия

flamencoЯ сидел за столиком и ждал её. Сегодня она не сядет рядом, сегодня её плечо не будет жечь моё плечо, а её дыхание не будет доноситься до меня подобно жаркому летнему ветерку, ласкающему ветви молодого клёна. Сегодня она будет танцевать на сцене. Будет гореть, чёрно-красным пламенем извиваясь в ритмах живой музыки.
Тьенто – вздрогнула гитара, сорвался слабый стон из уст кантаора. Послышалось многозвучное сапатеадо. Кахон, а за ним десятки пар ладоней взорвали тишину зала. Она появилась на сцене внезапно, я даже не успел заметить откуда, как будто явилась из внутреннего пространства таблао. Раскрываясь диким лотосом, она раскинула в стороны свои длинные, гибкие руки, продолжая безудержное, грациозное раскрытие вовне. Пол вздрогнул под ней, отзываясь сухим треском на её поступь.

– Vamo, vamos, токаоры! Пусть звучат гитары ваши,
И трещат кастаньюэлас громче грома преисподней!
Canta, cantais, кантаоры! Собирайте души наши
И бросайте их под ноги байлаоры-фламенкиньи!
Дух полёта! Дух свободы
В танце пламенном…
Кариньо!…

Пасеос, флорео, арабески смешались в многострунном звучании андалузских гитар. Эмбра в руке Кариньо, словно пахаро карпинтеро отбивала ритмичную дробь воинственной самки, но мачо в другой руке, не оставлял её соло и бился в такт ей.
Треке-таке-теке! – Спорили между собой кастаньеты, влюблённые и вечно разлучённые мачо и эмбра.
Тако-таконео! – Отстукивали каблуки туфель.
Солео неожиданно прервалось. Провал в бездну тишины… И переход-начало в фанданго.

– Странно, – подумалось мне.

– Фуего сальвахе! – Проорал один со сцены на всё кольмао.

– Буенооо! Бенга я! – Начиналось халео.

Кариньо запела. Её канте-айре, заворожив меня однажды, околдовывало меня и теперь. Мне хотелось ворваться в этот момент на сцену и, встав лицом к лицу с ней, взметнуть над ней руки-крылья, взрывая суэльо ударами ног.

Но я предпочёл растворить внезапно охватившую меня страсть в терпком альмерийском вине, багровевшем в прозрачном бокале. Мне удалось укротить порыв. Но укротить желание видеть танцующую Кариньо, я не мог. Она всё больше притягивала мой взор. Её дуэнде владело мной. Мои руки сами отправляли ей вдохновенные питос, выражавшие мою уверенность… – только в чём она была, я не знал, как и не знал я, чем закончится этот танец. Неизвестность, таинственность мистического действа, каким было её фламенко, изливавшего душевную страсть его исполнявших, томило меня не меньше моих новых чувств к Кариньо…

 
———————————————————————————
El duende (дуэнде) – душа, таинственная мистическая сила фламенко.
Jaleo (халео) – шум, воодушевление.
Colmao (кольмао) – кафе фламенко.
Suelo (суэльо) – пол.
Tablao (таблао) – сцена.
Сапатеадо – ритм, отбиваемый каблуками.
Soleo, fandango (солео, фанданго) – тона.
Pitos (питос) – прищёлкивания пальцами.
Cantaor (кантаор) – певец фламенко.
Bailaora (байлаора) – танцовщица фламенко.
Cante, ayre (канте, айре) – пение.
Paseos, floreo, arabesco – виды игры на гитаре
Cajon – перкуссия.
Pajaro caprintero – дятел.
Tiento (тьенто) – этап настройки инструментов, пробы голоса, фактически начало фламенко.

 

9 апреля 2012

 

 

ЛЮБОВЬ В КУБЕ – КУБА В МАДРИДЕ
 

Я узнал тебя, Cubana-Morena,
когда ночь стояла над Мадридом
и в тенетах туч трепыхалась селена,
как в силках желторотая птица.
O, vida!
Ты подчас и вправду лока…
и безумие твоё в смоляных локонах
этой женщины, ради которой я бросил другую
на час-другой, до утра в Аранхуесе.

Твоя память короткая, как птичья шея,
как луны, что не светит – слепая ночь…
но я помню, как смогла ты помочь
одинокой душе моей…

Потянуть сигару – роскошь, выпить рому –
грешно.
Тебе же смешно.
Но ринг развевает сомненья
можно ли это после сражения,
когда храм души на изломе.

Я один, я вдали от дома,
поэтому после боя я снимаю перчатки
и иду в тот локаль, где играют бачату,
где ровно в полночь мы будем знакомы.

Исцелить моё сердце от ран
ты не можешь, но боль утрясти
в кулаках моих и тоску отвести
в состоянии
Пустяки,
заживёт до утра.
Расстояние
между ночью и утром
стирает грани рассудка…

С каждым вздохом потерянной силы
я люблю тебе больше и меньше –
фактор внутренний, фактор внешний,
закон плюса и минуса в силе.

Утром я бегу на вокзал, встречаю
ту, что требует больше внимания.

Кончается лимит свободы. Качаются
весы на центральной площади.

В cafeterio, где ты работаешь, очередь,
я заблудился в ней в отчаянии.

А в Мадриде танцуют фанданго…
Hasta nunca, Cubana, hasta cuando!

 

===
(la) vida — жизнь (исп.).
лока — loca (исп.) — сумасшедшая.
Локаль – local (исп.) – кафе.
Бочата – Bochata – латиноамериканский танец.
Hasta nunca, Cubana, hasta cuando!
(исп.) – Прощай навсегда, Кубинка, прощай до скорого!

 
15 июн.2012.

 

 

Марат ШАХМАН.

 

 

просмотров: 329 Опубликовано Разместил: administrator размещено в Проза

Добавить комментарий