ГЛАВНАЯ СТИХИ ПРОЗА ВИДЕОПОЭЗИЯ ДРАМАТУРГИЯ ПУБЛИЦИСТИКА АВТОРЫ КОНТАКТЫ

Народ — не судья

Афины - демократияВ. Познер: «народ совсем плохой судья, когда речь идет об искусстве».
Познер вспомнил, как «шельмовали» композиторов Прокофьева и Шостаковича, поэтов Пастернака и Ахматову «при весьма горячей поддержке народа».

Прежде всего, непонятно, причём здесь эти знаменитые имена и те, кто сегодня противопоставляет себя «народу» от имени «искусства». Во-первых: произведения Прокофьева, Шостаковича, Пастернака, Ахматовой порой не вписывались в рамки большевистской идеологии. Но идеология большевиков не является исконно русской идеологией, русским (в смысле, русским-православным) учением. Марксизм, замешанный на воинствующем атеизме, являющийся другим остриём «дьявольской вилки», противопоставляемым капитализму, был навязан России извне, посредством участников процесса уничтожения православной, самодержавной России, одержимых идеями мировой революции. Активисты, «шельмовавшие» перечисленных поэтов и композиторов не есть многомиллионный русский народ. Во-вторых: народу больше было нечем заняться, лишь бы только «шельмовать» людей искусства?! Как формировалось общественное мнение в те времена далеко не секрет, и нет смысла, когда оно выгодно, отрицать, что политтехнологии и манипуляции тех лет легко создавали «общенародный» фон под ту или иную кампанию властей. И всё-таки, это не значит, что творчество этих выдающихся в своей области людей должно быть непременно близко народу, хотя опять-таки непонятно, какое отношение именно они имеют к обсуждаемым сегодня проблемам деградации отдельных форм, направлений и представителей «современного искусства».

Так или иначе, народ не «совсем плохой судья, когда речь идёт об искусстве». Народ, вообще, не судья; он или любит или нет, как любит он гениальных Пушкина, Лермонтова, Гоголя, Тютчева, Чехова или не любит кого-то из иных авторов, потому как творчество их не близко душе этого самого народа. Что поделать, сердцу не прикажешь. Оторванная в каком-то смысле от народных корней интеллигенция, вобранные ею в свою орбиту деятели искусства, вполне могут не вызывать в душе народа глубоких чувств, что, впрочем, совсем не является критерием и оценкой их творчества, их произведений, их таланта.

Да, народ не судья. Но народ и не обязан безропотно вкушать то, что нередко подаётся сегодня на блюде «современного искусства» в его родной стране. На это может последовать аргумент: пусть не ходит в театры, не читает то, что ему не нравится, не смотрит фильмы, вызывающие в нём отвращение. Логично ли это? Многие люди выражают мнение, что т.н. либеральная творческая (или креативная, как угодно) интеллигенция сегодня не отображает чаяний народа, плоды её творчества не соответствуют его духовным устремлениям, традициям классического искусства, однако она продолжает пользоваться поддержкой государства и народа, на чьи средства (трудовые средства) существуют учреждения – плавильни этого так называемого «современного искусства», относящиеся к Минкультуры.

Говорить о цензуре в этом смысле, вообще не имеет смысла. Современная система формирует ценностную шкалу за счёт финансовых мер, определяя политику в этой сфере определёнными инструментами Госзаказа. Госзаказ – это некий ревнитель, цензор, критик, определяющий курс творческого развития в обществе. Только вот развитие это не то, чтобы замедленное, оно по сути искажённое, так как движется фактически в механическом режиме. Нет живого этического начала, импульса, призывающего к творчеству, подлинному творчеству, неразрывно связанного с духовной сутью этого явления и процесса. Нет и искреннего отклика в творческих личностях. Но что мы хотим, чтобы клиент-госзаказ обладал творческим импульсом, а ремесленники от культуры рождали высокохудожественные произведения, шедевры?! На самом деле, это невозможно, так как изначально, сложившаяся система, это замкнутый круг и выйти из него ни государство, ни «подведомственные» деятели искусства не в состоянии. И бунтарские позы тут ничего не изменят. То же самое обстоит и с «вневедомственными», т.н. независимыми деятелями, для которых и народ, и государство, и классическое искусство – главные противники их высокоразвитого креативного сообщества.

В любом случае, какого бы мнения не придерживались «критики народа», – народ не судит, судит Бог (Время), в том числе и «плохое», и «хорошее» искусство.
Говоря о демократии и искусстве, невозможно не учитывать феномен древнегреческой культуры, которая расцвела, в первую очередь, благодаря, цитата: «идеалам бескорыстного духовного производства, который исповедовался людьми, создающими высокоразвитую греческую культуру».
 

М. Шахманов.

просмотров: 220 Опубликовано Разместил: administrator размещено в Публицистика

Добавить комментарий