ГЛАВНАЯ СТИХИ ПРОЗА ВИДЕОПОЭЗИЯ ДРАМАТУРГИЯ ПУБЛИЦИСТИКА АВТОРЫ КОНТАКТЫ

Соледад

SOLEDAD

(Одноактная драма с прологом и эпилогом)

Автор: Марат Шахманов

Пьеса о судьбе испанки, волей судьбы попавшей в Советский Союз в годы Гражданской войны в Испании. Её отец – борец против фашизма погибает на войне. Несколькими годами ранее от болезни умирает её мать. Девочку-сироту её тётя вместе с другими беженцами – детьми испанских антифашистов, отправляет на пароходе в Россию (СССР). Солия (Соледад) – так зовут главную героиню, с детства прекрасно танцует фламенко. В её крови есть, как испанские, так и далёкие цыганские корни, благодаря чему фламенко является её натурой, частью её борьбы за место под солнцем в этом жестоком мире. В Советском Союзе она также сталкивается с нелёгкими испытаниями, но продолжает нести в мир своё искусство, свой исконный танец, танец души. Наконец, после долгих испытаний, она встречает свою любовь. И вот счастье уже рядом, стучит в её дверь, напоминая дробь безудержного сапатеадо фламенко. Но одиночество – то, что однажды прозвучало в её судьбе громче других слов…

Удивительно, но прототип главной героини, как и парня-таксиста не является авторским вымыслом…

/В жанровом отношении спектакль согласно замыслу являет собой равно драматургическую и хореографическую постановку с использованием оригинальной музыки собственного сочинения./

 

Действующие лица и исполнители:

 

Солия (во взрослом возрасте) – молодая женщина тридцати лет, в десятилетнем возрасте в числе других малолетних испанских беженцев, в период Гражданской войны в Испании, оказавшаяся в Советском Союзе.

Мигель дель Мар – хозяин театральной студии где-то на окраине Гранады. Кабальеро. Искатель Дуэнде (мистической души фламенко) и древнего таинственного искусства. Авантюрист по природе.

Росио – сестра покойной матери Солии, в своё время возлюбленная Мигеля, танцовщица фламенко.

Солия (в детстве) – девочка девяти лет.

Мурат – парень с Кавказа, муж Солии.

Полина – сестра Мурата, золовка Солии.

Элена – балерина, новая пассия Мигеля.

Фрилансер – мужчина средних лет.

Шофёр – молодой мужчина.

Худрук в Доме культуре – молодой человек лет тридцати, активист.

Гитарист Девочка-байлаора из группы.

Вторая балерина

Второй гитарист

Кинооператор

Кинорежиссёр (в современное время)

Танцевальная группа.

 

 

 

Пролог

Россия. Наши дни.

Двое мужчин сидят в парке на скамейке. Они незнакомы. Тот, что постарше – Фрилансер, что-то записывает в дневнике. Другой – Шофёр просматривает газету.

 

Шофёр (искоса поглядывая на соседа по скамейке). Опять жара будет.

Фрилансер. А сейчас что, по-вашему, мороз?

Шофёр. Будет ещё жарче.

Фрилансер. Вы не видели настоящую жару.

Шофёр. Если вы об Африке, то, да, я не был там.

Фрилансер. Не обязательно «ходить в Африку». В Испании такая жара, что бывает дышать нечем.

Шофёр (задумчиво). А вы часто бываете там?

Фрилансер. Где там?

Шофёр. Ну, в Испании.

Фрилансер. Бываю.

Шофёр. А какие там люди? Похожи на наших?

Фрилансер. Все люди похожи между собой, и они не исключение. А почему вас это интересует?

Шофёр. Просто… Я бы хотел побывать там.

Фрилансер. Ну, так, открывайте визу, купите билет на самолёт и летите.

Шофёр. Да я дальше свей трассы в ближайшие десять лет не выберусь. Семью кормить надо. Не до поездок. А вы чем занимаетесь там у себя?

Фрилансер. Я фрилансер.

Шофёр. Фрилансер? А что это? Свободный художник что ли?

Фрилансер. Ну, типа того.

Шофёр. Ясно. А я шофёр.

Фрилансер. Круто.

Шофёр. Круто это быть фрилансером, а шофёр – это шофёр.

Фрилансер. Ну, вы же сами выбирали свою профессию.

Шофёр. Выбирал, потому что другого больше ничего не умею.

Фрилансер. Я тоже ничего больше не умею.

Шофёр. Как?

Фрилансер. Так!

 

Смеются.

Шофёр. А в Испании кем вы работаете?

Фрилансер. Никем. В Испании я отдыхаю. Иногда пишу статьи о жизни там.

Шофёр. Повезло.

Фрилансер. Везёт тому, кто везёт.

Шофёр. У нас у шофёров эта фраза звучит иначе: везёт тому, кого везут.

Фрилансер. Ну, как посмотреть, как посмотреть…

 

Неожиданно на сцене появляется съёмочная группа: кинорежиссёр и кинооператор.

 

Кинорежиссёр. Внимание! Внимание! Приготовились! (Шофёру.) Так, посторонние, не мешаем! Приготовились: уно, дос, трес, снимаем!

Щелканье камеры, стук штатива, вспышки света.

Кинорежиссёр. Дубль один!..

 

1.

 

Полумрак. Луч света озаряет центр сцены. Посередине на стуле сидит мужчина. Он одет в белую классическую рубашку и в чёрные брюки, на ногах туфли на широких каблуках.

Голос рассказчика:

– Это Мигель дель Мар – никто не знает, как и когда он появился в Андалусии, полагая, что он никогда не покидал её. Но сам он этого не помнит и потому, считает себя странником, пришедшим на эту землю откуда-то издалека. Он ищет повсюду своё эльдорадо – мистическую душу фламенко, которую в Андалусии зовут Дуэнде.

 

Мигель дель Мар (глядя в зал).  Я сидел за столиком и ждал её. Сегодня она не сядет рядом, сегодня её плечо не будет жечь моё плечо, а её дыхание не будет доноситься до меня подобно жаркому летнему ветерку, ласкающему ветви молодой оливы. Сегодня она будет танцевать на сцене. Будет гореть, чёрно-красным пламенем извиваясь в ритмах живой музыки.

Тьенто! – вздрогнула гитара, сорвался слабый стон из уст кантаора. Послышалось многозвучное сапатеадо. Кахон, а за ним десятки пар ладоней взорвали тишину зала. Она появилась на сцене внезапно, я даже не успел заметить, откуда, как будто явилась из внутреннего пространства таблао. Раскрываясь диким лотосом, она раскинула в стороны свои длинные, гибкие руки, продолжая безудержное, грациозное раскрытие вовне. Пол вздрогнул под ней, отзываясь сухим треском на её поступь.

 

– Vamo, vamos, токаоры! Пусть звучат гитары ваши,

И трещат кастаньюэлас громче грома преисподней!

Canta, cantais, кантаоры! Собирайте души наши

И бросайте их под ноги байлаоры безудержной!

Дух полёта! Дух свободы

В танце пламенном

Фламенко!…

 

Пасеос, флорео, арабески смешались в многострунном звучании андалузских гитар. Эмбра в её руке, словно пахаро карпинтеро отбивала ритмичную дробь воинственной самки, но мачо в другой руке, не оставлял её соло и бился в такт ей.

Треке-таке-теке! – Спорили между собой кастаньеты, влюблённые и вечно разлучённые мачо и эмбра.

Тако-таконео! – Отстукивали каблуки туфель.

Солео неожиданно прервалось. Провал в бездну тишины… И переход-начало в фанданго.

– Странно…

– Фуего сальвахе! – Проорал один со сцены на всё кольмао.

– Буенооо! Бенга я! – Начиналось халео.

Она запела. Её канте-айре, заворожив меня однажды, околдовывало меня и теперь. Мне хотелось ворваться в этот момент на сцену и, встав лицом к лицу с ней, взметнуть над ней руки-крылья, взрывая суэльо ударами ног.

Но я предпочёл растворить внезапно охватившую меня страсть в терпком альмерийском вине, багровевшем в прозрачном бокале. Мне удалось укротить порыв. Но укротить желание видеть танцующую её, я не мог. Она всё больше притягивала мой взор. Её дуэнде владело мной. Мои руки сами отправляли ей вдохновенные питос, выражавшие мою уверенность… – только в чём она была, я не знал, как и не знал я, чем закончится этот танец. Неизвестность, таинственность мистического действа, каким было её фламенко, томило меня не меньше моих прежних чувств к ней…

 

Всё это время на заднем фоне движется тень байлаоры.

Снова темнота.

 

Пространство комнаты разрезает луч света. На сцене появляется женский силуэт. Раздаётся стук каблуков. Танцовщица отбивает сапатеадо, начиная медленно, затем, ускоряя ритм. Вздрагивает гитара. Она – Росио – танцует свой танец одиночества. В один момент на сцене из темноты залы появляется мужчина – это Мигель дель Мар. Он следует ей в такт, распахивая объятия. Она завлекает его в круг. Свет заливает сцену. Один за другим на сцену выходят токаоры-гитаристы, кантаоры-певцы, байлаоры-танцовщицы, дети. Начинается халео, бурное веселье. Среди всех танцует девочка одиннадцати лет. Мигель бросает на неё взгляд.

 

Также быстро по завершению действа все расходятся. На сцене остаются только они двое. И девочка – она прячется за ящиками с пустыми бутылками вина.

Мигель дель Мар. О чём ты думаешь, Росио, когда танцуешь?  Я не вижу твоих глаз.

Росио. И не увидишь больше.

Мигель. Почему это?

Росио. Я уезжаю.

Мигель. Куда?

Росио. Спасаюсь от войны. Ты же знаешь, моего отца обвинили в связях с коммунистами.

Мигель. Да. Но причём здесь ты?

Росио (отходя от него). Я не знаю. Я ничего не знаю.

Мигель. Ну, ты же танцовщица. Обыкновенная танцовщица. Чего они привязались к тебе?

 

Девочка с любопытством наблюдает за ними, выглядывая из-за ящиков.

 

Росио. Мигель, я не знаю, мне сказали собираться, я и собираюсь.

Мигель. А как же наш номер? Ты понимаешь, кинооператор прибудет завтра! Завтра!

Росио. Я думаю, до завтра меня не успеют расстрелять.

Мигель. Ты шутишь, а я заплатил деньги за это кино! Деньги!

Росио. Что это за кино! Молчанка! Двое немых изображают страсти.

Мигель. Нет! Мы озвучим! Мы всё озвучим!

Росио. Сам что ли за сценой будешь кричать?

Мигель. Нет, есть девушка, которая прекрасно читает

Росио. Не твоя ли новая пассия?

Мигель (с ухмылкой). Ревнуешь?

Росио. Ни за что! И никогда! Между нами всё кончено! Это последний аккорд… Хватит…

Мигель (пытаясь приблизиться к ней). Ну что ты…

Росио. Нет, Мигель, не приближайся ко мне!

Мигель. Но как же мы будем играть, если ты не подпускаешь меня к себе?!

Росио (твёрдо). Работа это работа.

Мигель. А репетиция как же?

Росио. Мы уже всё отрепетировали. (Вновь пресекает его попытку приблизиться.)

Мигель (продолжает напирать). Надо доработать ещё, докрутить.

Росио. Чего ещё там надо докрутить, не выдумывай, всё уже итак на своих местах.

 

В этот момент девочка выходит из-за ящиков.

 

Мигель (выпрямляясь, поправляя пиджак). Ну, на местах, так на местах. А это кто? (Указывает на девочку.)

Росио. Моя племянница.

Мигель. Что она умеет?

Росио. То же, что и я – танцевать фламенко.

Мигель. Как её зовут?

Росио. Она умеет говорить.

Мигель (девочке). Как тебя зовут?

Солия. Меня зовут Солия.

Мигель (глядя на Росио). Что это за имя?

Росио. Соледад. Соли. Что, не слышал никогда?

Мигель. Да нет, это слово мне хорошо знакомо. Но зачем давать такие имена детям?

Росио. Спроси у её родителей.

Мигель. А где они?

Росио. Зачем они тебе понадобились?

Мигель. Затем, что хочу спросить у них разрешения попробовать их девочку в театре.

Росио. Сейчас я отвечаю за неё. Но скоро приедет её отец и заберёт её. Он коммунист.

Мигель. Этого ещё не хватало. Ладно, забудем о театре. Сможет она завтра станцевать во время фиесты?

Росио. Думаю, что, да.

Мигель. Плачу сорок песет.

Росио. За сорок песет пусть тебе старик-цыган танцует, меньше, чем сто не предлагай.

Мигель. Хорошо, дам сто.

Росио. Только не требуй от неё сапатеадо!

Мигель. А что ты хочешь, чтобы она мне польку сплясала?!

Росио. Фламенко, но без жёстких отбивов.

Мигель. Ладно, поглядим завтра! Только не опаздывайте. И ты, малютка, не опаздывай. Не бери пример со своей тётки.

Росио. Ну, вот не надо! Если бы я не опоздала в тот день, то никогда бы не узнала о твоих приключениях на стороне!

Мигель. Потише. Мы не одни.

Росио. Припоздал ты, раньше надо было стыдиться.

Мигель (касаясь согнутым указательным пальцем её подбородка). Ты снова начинаешь мне нравиться. Жаль только, что ты скоро уедешь.

Росио. Хам.

Мигель. До завтра!

Росио (сквозь зубы). Если бы мне не были нужны деньги, послала бы тебя куда подальше!

Мигель (уходя). Деньги – двигатель прогресса!..

 

Росио (племяннице). Ну-ка, встань прямо.

 

Солия становится прямо, вытягивается.

 

Росио. Не напрягайся и чрезмерно не расслабляйся. Сконцентрируйся на ритме. Это главное. За сто песет особо можешь не напрягаться, но всё же, делай это не за деньги. Делай это ради ощущения полёта, которое даёт танец. Поняла меня, детка?

Солия (тихо). Да.

Росио. Никогда не бросай танцевать, иначе приземлишься, и будешь похожа на этих куропаток и наседок, коих сотни тысяч вокруг. Поняла?

Солия. Да.

Росио. Молодец. Давай, разучим пару движений, чтобы не только наседок удивить, но и искушённых зрителей. (Становится в позу.) Повторяй за мной! (Поочерёдно выполняет несколько па.)

 

Солия послушно выполняет команды.

 

Росио. А теперь соединим всё это в одно. Вот так! (Следя за движениями Солии.) Отлично! Завтра мы с тобой заработаем, куда больше денег, чем нам предлагает этот cabron. Вот увидишь.

Солия. Хорошо, тётя, я сделаю всё, что вы скажете.

Росио (обнимает её, целуя в висок). Просто делай то, что умеешь, то, что любишь. Ни о чём не переживай.

 

2.

 

Съёмки немого кино. Кинооператор крутит камеру. Мигель что-то командует. Тапёр играет на пианино. Две балерины кружатся по сцене, повторяя шене за шене.

Мигель. Ну, хватит крутиться там волчками! Всё! Очистить сцену! Тапёр, смени пластинку! А лучше возьми гитару! Где актрисы? Кто будет исполнять? (У балерин, уходящих за кулисы.) Где Росио?

Элена. Не знаем, не видели.

Вторая балерина. Ищите сами её, а мы уходим.

Мигель. Куда вы уходите?

Вторая балерина. Уходим туда, где нам заплатят.

Мигель (вслед им). Никто вам не заплатит за репетиции, и не надейтесь!

Вторая балерина. Тогда танцуйте сами.

Мигель. Хорошо, хорошо, я заплачу! Только не уходите слишком далеко!

 

Входит Росио.

 

Мигель. Ты где была?

Росио. Пила кофе у Фалито.

Мигель. А где девочка?

Росио. Она здесь. (Указывает на входящую Солию.)

Мигель (разглядывая её). Это платье тебе подходит. (К Росио.) А твоё немного несвеже. Долго хранила в сундуке?

Росио. Да, ещё моя прапрабабушка туда его положила.

Мигель. Лучше бы она туда покладистость положила.

Росио. Чего нет, того нет.

Мигель. Оно и видно. Ладно, все по местам! Скоро начнём! Зритель идёт, идёт сегодня, не в пример этому захолустью у Фалито! Будет знать, как отбивать клиентов! (Потирая ладони.) Включаем шарманку! Токаоры, приготовиться! Росио на позицию!

Росио. Подожди, дай нам разогреться.

Мигель. Разогревайся, разогревайся, можно подумать у Фалито ты только кофе пила.

Росио. Мне мышцы и связки надо разогреть. Это ты скрипишь, когда ходишь, а я не хочу рисковать своим здоровьем.

Мигель. Лучше бы поменьше пила.

Росио. Не твоё дело.

 

Росио и Соли разминаются, разогреваются, тянутся.

 

Мигель. Ну, всё, давайте, за кулисы!

 

Росио и Солия уходят. Звучит гитара. Играет свет. Голос ведущего за сценой:

– Итак, друзья, сегодня у нас для вас необычное представление! Волшебное фламенко чарующих андалузских танцовщиц! И живые съёмки кино! Да, кино! Синема на ваших глазах! Но запаситесь терпением! В финале вас ожидает сюрприз! Да, да, мы подготовили для вас сюрприз! Сейчас сконцентрируйте своё внимание на том, что интересно и притягательно во все века! Vamos, Фламенко!

Мигель (шёпотом). Уно, дос, трес!

 

Свет рамп освещает лица двоих гитаристов.

Выходит Росио. Начинает танец. В середине танца на сцену выходит группа танцовщиц. Вместе с ними появляется Мигель. В танце изображается сватовство. Жених делает предложение девушке, но она не спешит его принимать. Группа делится на два лагеря: одна выступает на стороне невесты, другая на стороне жениха. Идёт противостояние. В конце концов, девушка склоняется перед волей судьбы, соглашаясь выйти замуж.

В финале все веселятся. Дети смеются, танцуют вместе со взрослыми. Постепенно халео стихает.

Звучит голос декламатора за сценой, девушка читает стихотворение. Балерины танцуют, изображая фламинго. Основным действием проходит хореографический этюд Росио и Мигеля. Звучит стихотворение «Мотив страсти».

Одновременно кинооператор снимает действие на плёнку.

 

 

Росио (в финале). Хорошая точка. Даже жаль расставаться на такой ноте.

Мигель. По-твоему, напоследок надо было облить друг друга грязью?

Росио. Ещё не финал.

Мигель. Не забывай, тут дети. Держи себя в руках.

Росио. Половина с продажи билетов нам.

Мигель. Чего?

Росио. Пятьдесят процентов или устрою скандал.

Мигель. Хищница.

Росио. Была травоядной, да чуть не съели.

Мигель. Ты никогда не была милой голубкой, не ври.

Росио. А она голубка, и голосок такой чувственный. Только, что ты её прячешь от всех? Неужто она у тебя хромая или косая?

Мигель. Всё хватит болтать, готовьтесь к следующему номеру!

 

Сцена пустеет. Гаснет свет. Появляется Солия. Сольный танец.

 

Мигель (аплодируя). Где ты прятала это сокровище?

Росио. Не раскатывай губу, она завтра уезжает.

Мигель. С тобой? Не понимаю, куда вы торопитесь. Все вместе мы можем здесь неплохо заработать. Народ пошёл, ты же видишь.

Росио. Завтра мы должны ехать в Бильбао.

Мигель. В Бильбао? Зачем?

Росио. Её отец оттуда.

Мигель. Её отец баск?

Росио. Да, но она выросла здесь, в Андалусии. Её мать севильянка.

Мигель. А где её мать?

Росио. Её больше нет с нами.

Мигель. Ясно. Деньги заберёте у Пако. (Собирается уходить.)

Росио (следуя за ним). Мигель, ты ничего не хочешь сказать мне на прощание?

Мигель (не оборачиваясь). Пятьдесят процентов, как и договаривались, твои.

Росио. Я не об этом…

Мигель (останавливаясь, бросая на неё беглый взгляд). О чём же ещё?

Росио. Мы ведь любили друг друга. Скажи, что, да!..

Мигель. Какое это теперь имеет значение?

Росио. Но мы ведь больше никогда не увидимся.

Мигель. Надеюсь, тебя не расстреляют.

Росио. Я мечтаю о Мексике…

Мигель. Майя, ацтеки, чичимеки… Как это всё далеко… Слава Богу, далеко! Хотя, не исключаю, что когда-нибудь я окажусь где-нибудь на Юкатане.

Росио. Это будет в твоём духе. Так ты нечего не хочешь мне сказать?

Мигель. Я… я желаю тебе удачи…

Росио. И всё?

Мигель. Желаю, лететь туда, куда тебя ведут твои мечты… и никогда не опускай крыльев… Этого я тебе желаю… А, ещё, не увлекайся спиртным.

Росио (чуть опуская голову). Спасибо. И прощай! (Резко поворачивается и уходит.)

 

 

3.

 

Гул воздушной сирены. На экране мелькает изображение картины Пикассо «Герника». Раздаются разрывы бомб, крики людей, детский плач. Выкрики франкистов, лай собак, отдалённые голоса Гитлера и Франко.

Тишина. Шум океана, крики чаек. Сигнал парохода.

Солия держит за руку Росио, идёт по направлению к пристани. На ней лёгкое пальто, на голове платок, на ногах чёрные, лакированные туфельки, в руках сумочка. Росио сопровождает её, держа в руках небольшой чемодан с её вещами. Останавливаются.

 

Росио. Ну, всё, детка, пора прощаться. (Вытирая слёзы.)

Солия (глядя ей в глаза). Я вернусь назад?

Росио. Да, обязательно! Это ненадолго. Только кончится война.

Солия. А ты?

Росио. Я должна остаться здесь, в Испании. Но если получится, я приеду за тобой.

Солия. Ты так напоминаешь мне мою маму.

Росио. Неудивительно, ведь мы родные сёстры.

Солия. Почему ты не моя мама? Тогда бы ты меня не отпустила одну…

Росио. Соли… Других детей их родители тоже отправляют…

Солия. Они тоже им не нужны?

Росио. Нет. Они спасают их от войны. Понимаешь? От войны…

Солия (в слезах). Maldita guerra! Maldita guerra! (Бросается в её объятия.) No! No!..

Росио. Успокойся, милая, успокойся!

 

Мизансцена:

Росио прижимает её к себе, плачет вместе с ней, стоя на коленях.

 

Звучит голос:

 

Дети Испании! Дети Испании!

Родиной станет чужая страна.

Мать не смогла уберечь всех. Война

Бросила вас на выживание.

 

Нинья Сесилия, девочка милая,

Память о прошлом наводит тоску.

Солнце восходит над братской могилою —

Было шестнадцать тому пареньку…

 

— Мама, мамита, что сталось с Анхелем?

Где он сейчас? Почему не идёт?

— Брат твой ушёл, светлые ангелы

Взяли с собою на небосвод…

 

— Мама, мамита, что с нами будет?

Небо гудит авионами зло…

— Это Господь за гордыню нас судит…

Спи, моя девочка, солнце зашло.

 

Утром корабль придёт за тобою,

В час, когда свежестью пахнет роса,

Он заберёт тебя вместе с собою,

Ветром наполнив свои паруса —

 

Алые, алые, как те знамёна,

Что маяками пылают в дали,

Там, где раскинуло звёздные кроны

Самое мирное небо земли.

 

 

Туман застилает сцену. Гудок парохода. Крики детей, матерей, отцов. Гудок отправления судна.

 

 

4

 

Мигель дель Мар и Элена в актёрской студии.

 

Элена (пытается устоять на шаре). Ну, долго мне ещё так мучиться?

Мигель. До тех пор пока не обретёшь полный баланс.

Элена. По-моему, я уже взлетаю. (Поднимает руки вверх.)

Мигель. Потерпи ещё чуток.

Элена. Я балерина, а не воздушный шарик.

Мигель. Балерина должна уметь всё.

Элена. Пусть этим твои гимнасты занимаются.

Мигель. Ну, хватит, не капризничай. Давай-ка лучше ласточку сделай… вот так…

 

Элена исполняет ласточку.

 

Элена. Довольно! (Спрыгивает на пол.)

Мигель. Ну, куда ты, мы ещё не закончили!

Элена. Становись сам, а я посмотрю на тебя со стороны, как ты держишь баланс.

Мигель (вставая). Раз ты так хочешь. (Становится на шар, с трудом удерживая равновесие.)

Элена. Вот так, молодец, молодец! Держись, держись! (Смеётся.)

 

Мигель не удерживается и падает вниз. Элена смеётся ещё громче.

 

Элена. Да, баланс это явно не твоё.

Мигель (потирая бок, лёжа на боку). Смотря, что называть балансом. Если это умение держать равновесие между двумя крайностями, то это то, чем я овладел в совершенстве.

Элена. Ой, не смеши! Ладно, я побежала, мне ещё платье к сольнику готовить! (Убегает, смеясь.)

Мигель (осторожно кладя правую ногу на шар). Росио, Росио… Тебя-то мне не хватает… Ты из тех, кто станцевал бы фанданго на этом шару с закрытыми глазами!.. Где ты сейчас? А твоя маленькая богиня – где она? Хорошо, если бы где-нибудь во Фландрии или в Лондоне. А если где-то в холодной России? Жаль, пропадёт…

 

Звучит песня  «Ay carmela»

Во время её звучания Мигель дель Мар изображает канатоходца, ходя по верёвке, растянутой на полу, время от времени, взбираясь на шар, оттуда спрыгивая на скамейку и снова на воображаемый канат. При этом он пританцовывает, изображая, что держит в руках винтовку, стреляя из неё по врагам.

 

 

 

5.

 

СССР. Оттепель. 50-е годы.

 

 

Голос рассказчика:

Дети Испании спустя годы стали взрослыми. Кто выжил в схватке со временем, с болезнями и голодом, кто прошёл войну, кто не уехал обратно, тот встал на ноги  и продолжал жизнь в Советском Союзе, который в 1936 году в разгар Гражданской войны в Испании, принял около трёх тысяч испанских детей. Среди них и Солия Ибарра, ставшая взрослой, красивой, полнокровной девушкой.

 

Саратовская область. Посёлок. Дом культуры.

Молодой Худрук и Солия на сцене.

 

Худрук. Где же я вам найду настоящих цыган, товарищ Солия?

Солия. Я слышала, недалеко поселился табор.

Худрук. Ну что же вы хотите, чтобы я привёл сюда этих разбойников? Да и потом, они ведь не поют и не танцуют ваших испанЬских песен и плясок. У них свой жанр, так сказать.

Солия. Цыган везде цыган.

Худрук. Что касается бродяжничества и конокрадства, то, да.

Солия. Я не это имею в виду. Если мы не поставим номер фламенко, мы не выполним поручение отдела культуры. Вы это понимаете? (Многозначительно смотрит на него.)

Худрук. Но разве нельзя обойтись без них. Ну, возьмите кого-нибудь другого вместо них. Вот у нас кавказец, например, есть на предприятии, вполне себе сойдёт за цыгана.

Солия. Кто это? Он умеет танцевать?

Худрук. Вроде умеет и даже неплохо танцует… как её там… лезгинку свою, вот.

Солия. Как его звать?

Худрук. То ли Султан, то ли Мурат. Точно не скажу.

Солия. Как же его найти?

Худрук. Да он один тут у нас такой в посёлке.

Солия. Не знаю, хватит ли одного человека. Я должна передать всё самое настоящего этого танца, а вдвоём это сложно будет сделать.

Худрук. Детей и женщин я ещё могу уговорить пропустить, но мужиков нет, их в посёлок не пускают.

Солия. Цыгане не отпустят своих женщин одних.

Худрук. Всё-то вы знаете о них. Одних, может, и не отпустят, а с детьми за милую душу, как на заработки.

Солия. Хорошо. А можно будет сегодня позвать этого парня?

Худрук. Только вечером, после работы. У них смена до шести.

Солия. Я очень прошу вас, приведите его.

Худрук. Постараюсь. Но а вдруг он не захочет?

Солия. Скажите просто: фламенко!

Худрук. Это что пароль какой-то?

Солия. Да, магическое слово.

Худрук. Ой, только давайте без мистификаций.

Солия. Обещаю: без них!

Худрук. Смотрите, а то мало ли о чём вы там поёте на своём.

Солия. А о любви можно петь?

Худрук. О любви? Смотря к кому и к чему.

Солия (смеётся). Ну, вы прямо совсем всё с опаской воспринимаете.

Худрук. Что значит с опаской? Враг не дремлет, надо быть бдительным.

Солия. Откуда же в теме о любви враг?!

Худрук. Мало ли кто кого любит. Фашист, франкист тоже может любить. Что же теперь в их любви искать благородные мотивы?!

Солия. Но ведь когда человеческое сердце любит, оно не причисляет себя к идеологии, оно просто любит и всё.

Худрук. Всё это слишком абстрактно. Любовь злодея не делает его праведником.

Солия. А это зависит от того, насколько любовь проникла в его сердце, пронизала его.

Худрук. Камню никогда не стать шёлком.

Солия. И Каин станет Авелем…

Худрук. Эка вас занесло… в мифологию.

Солия. У каждого мифа своя предыстория.

Худрук. Ну, вам видней, вы у нас из католической страны прибыли. Вам ваш Папа Римский уже давно рассказал, как всё на этом и на том свете устроено. А наше марксистко-ленининское учение учит нас другому… Странно, что живя здесь, вы эту истину ещё не приняли.

Солия. Истина – сама жизнь.

Худрук. Нет уж, без учения, без доктрины – жизнь – лишь условие для бытия.

Солия. А по мне – жизнь это и есть всё! И чтобы это понять и почувствовать, мне не нужно знать мнение папы, и штудировать многотомные сочинения.

Худрук. А вот это вы зря. В Советском Союзе все должны мыслить одинаково.

Солия. Как вы?

Худрук (запинаясь). Как… Ленин! Как… лучшие умы нашей великой родины! (Вытянув указательный палец вверх.)

Солия. В современной Испании тоже говорят так, что все должны мыслить одинаково.

Худрук. В Испании у власти франкизм!

Солия. Да. Но принцип требований к людям один и тот же.

Худрук. Даже не думайте ставить франкизм и марксизм на одну ступень. Это неразумно.

Солия. Я и не ставлю. Просто говорю, что людей нельзя заставить мыслить одинаково, ни там, ни здесь.

Худрук. В нашей стране все умы движимы ленинскими идеями, все без исключения! А диссиденты… они постепенно вырождаются.

Солия. Плохо, когда человек вырождается. Так не должно быть.

Худрук. Они сами выбрали эту скользкую дорожку.

Солия. Ну, хорошо. Что-то мы увлеклись этой темой. Так вы передадите тому парню, который умеет танцевать… э… как зовётся тот танец… э… чтобы он зашёл сегодня?

Худрук. Я передам. Только попытайтесь не вести с ним бесед на идеологические темы. Это, прежде всего, в ваших интересах.

Солия (улыбаясь). Хорошо, не буду больше.

 

Уходит.

 

Солия остаётся одна. Стоит, в задумчивости глядя на цветы в вазе. Звучит гитара. Переводит взгляд на сцену. Видит на ней маленькую девочку: узнаёт себя в детстве. Девочка самозабвенно танцует, кружась в энергичном танце. Солия закрывает глаза, вспоминая детство. Перед глазами проносятся мгновения жизни. Свет гаснет, образ девочки превращается в силуэт и растворяется в темноте прошлых лет. Стихают звуки гитары.

Солия садится на стул, закрывает глаза, впадая в дрёму. Звучит фортепиано, проносятся голоса из прошлого…

На сцене появляется Мурат – молодой мужчина лет тридцати пяти. Снимает кепку с головы, оглядывается.

Мурат. Здравствуйте.

Солия (вздрагивая, просыпаясь). Да! Здравствуйте! (Вставая на ноги.) Кто вы?

Мурат. Худрук наш передал, что вы меня звали.

Солия. А, вы тот самый парень, который танцует… как её?.. лезгинку?

Мурат. Ну, да, танцую. Меня зовут Мурат.

Солия. Очень приятно. А я Солия.

Мурат. Я знаю вас.

Солия (улыбаясь). Откуда?

Мурат. Все вас знают.

Солия. Забавно.

Мурат. Ещё бы, вы единственная испанка здесь.

Солия. А вы где родились?

Мурат. Я с Кавказа.

Солия. Кавказ! Нас сначала отправили туда…

Мурат. Слышал, вам тяжело пришлось в детстве.

Солия. Кому в те годы было легко?!

Мурат. Нам повезло, у нас было много рыбы, это спасало нас. Немудрено, рядом море. (Улыбается, вспоминая.)

Солия. Вы родились у моря?

Мурат. Да, я оттуда, где Терек впадает в Каспийское море…

Солия. О! Там красиво?

Мурат. Да, я помню отец возил нас на повозке к заливу… каких только птиц там не было: аисты, лебеди, даже розовые фламинго! Представляете?

Солия. Да вы что? Никогда бы не подумала! А я тоже в детстве была на море.

Мурат. А какое у вас там море?

Солия. У нас несколько морей. Я была на Средиземном и на Бискайском заливе. Это Страна Басков. Слышали о такой?

Мурат. Баски… баски… да, да, слышал… У них даже язык схож с кавказскими языками. Я читал…

Солия. Правда?

Мурат. Наверное. Но я не слышал баскского языка, не могу подтвердить.

Солия (улыбаясь, о чём-то думая). Интересно. Я никогда не слышала об этом. Ах, вот, я для чего просила вас прийти… Мы ставим номер на майские праздники… фольклорный танец… нас попросили что-то испанское… так вот, я предложила фламенко.

Мурат. Вы умеете танцевать фламенко?

Солия. Да, я танцую ещё с детства.

Мурат. Я слышал, это очень красивый танец. Но видел только на картинках и в кино.

Солия (радостно). Хотите научиться?

Мурат. Я? Я кроме лезгинки, ничего никогда не танцевал.

Солия. Я слышала, лезгинка это очень воинственный, красивый танец. Фламенко в партии кабальеро тоже очень красивый и мужественный танец. Попробуете? (Заговорщически подмигивая ему.)

Мурат (смущаясь). А если парни засмеют?

Солия. Не засмеют. Это будет так хорошо, что не засмеют. Доверьтесь мне.

Мурат (кивая головой). Что я должен делать? С чего начинать?

Солия. Сначала покажите мне, что вы умеете.

Мурат. Прям сейчас? Без музыки?

Солия. Да, а капелла.

Мурат. Ака… что?

Солия (смеясь). Без музыки, под ритм каблуков.

Мурат. Но у меня нет каблуков. (Бросая стеснительный взгляд на свои стоптанные ботинки.)

Солия. Значит, подошва. Подошва-то есть?

Мурат (краснея). Есть, пока.

Солия. Надо будет туфли подыскать. А сейчас можно и так. Давайте.

Мурат (переминаясь с ноги на ноги). Асса! (Отбивает ковырялку.)

Солия. А-ла! Бенга!

Мурат (останавливаясь). Достаточно?

Солия. Превосходно! А теперь попробуем разучить это движение… (Показывает ему движение ног, рук, корпуса.)

 

Солия показывает ему женскую партию танца. Мурат удивлённо наблюдает за ней.

 

Солия. Ну, как вам?

Мурат. Наш танец привычней. А может быть, вы станцуете зрителям фламенко, а я подхвачу и исполню лезгинку? А что, будет необычно!

Солия (после паузы). Звучит заманчиво! И неожиданно! Но как это будет сочетаться в одном номере?

Мурат (подходя). Так же, как люди, независимо от цвета крови, сочетаются между собой.

Солия (глядя ему в глаза, тихим голосом). Да…

 

Приглушается свет. Слышатся звуки комсомольского горна из громкоговорителя. Умолкает. Звучит перебор испанской гитары. Плавный переход: вторая гитара продолжает соло и аккордами кавказской мелодии.  На сцене Солия и Мурат. Солия танцует фламенко, отбивая дробь. Затем настаёт очередь Мурата и он под стук кавказских барабанов выдаёт зажигательный танец. Так они сменяют друг друга несколько раз. Пасадобль сменяет лезгинка. В финале сапатеадо сменяет кавказский барабан в руках Мурата. В финале танца на сцену выбегают разодетые цыгане и дети весело танцуют под разные мелодии вокруг них двоих. Фейерверк.

 

 

6.

 

Актовый зал.

Солия, Мурат и Худрук в зале.

 

Худрук. Ну, удивили, удивили, конечно! И начальство довольно!

Солия. Это всё Мурат придумал! (Улыбается.)

Худрук. Да, Мурат у нас придумщик. Целый баркас однажды увёл с мели. Чем мы хуже бурлаков, говорит, взял канат и вперёд! (Смеётся.)

Солия. Правда?

Мурат (кивает, улыбаясь). Было дело.

Худрук. Ах, вот, я хотел передать вам благодарность от секретаря Обкома и пригласить вас от его имени на концерт.

Солия. А что за концерт?

Худрук. Фольклорной музыки коллективов Поволжья.

Солия. Здорово!

Худрук. Приглашают выступить вас?

Солия. Нас?

Худрук. Вас, вас! Говорят, очень понравился ваш номер. Очень необычный.

Солия. Мы согласны, что здесь думать!

Худрук. Ну, и прекрасно. Тогда можете продолжать репетировать, а я пойду

Солия. До свидания!

Худрук. Всего доброго!

 

Уходит.

 

Солия (достаёт свёрток из сумки). А я вот, что тебе принесла.

Мурат. Что это?

Солия. Разверни.

Мурат (разворачивает свёрток и достаёт из него новые туфли). Что это?

Солия. Это тебе.

Мурат. Зачем?

Солия. Чтобы легче танцевалось! (Радуясь своему ответу.) Мы же должны ещё танец поставить. Фламенко. Ты так и не станцевал.

Мурат. Тогда и надену. (Снова заворачивает туфли.)

Солия. Как знаешь. (Отходит, отворачиваясь.)

Мурат стоит в раздумьях, затем надевает туфли и начинает отбивать чечётку. Солия в удивлении оборачивается.

 

Солия. О! (Отбивает чечётку вместе с ним.)

 

Солия (садясь на край сцены). Ну, как удобные?

Мурат. Даже очень. (Стоит, демонстрируя носок и каблук.)

Солия. Как говорится на русском: носи на здоровье!

Мурат. Спасибо!

 

Забегает девочкы-цыганка.

 

Девочка-цыганка. Тёть Солия, тёть Солия! Дядьки не пускают маму на проходной!

Солия. Почему не пускают?

Девочка-цыганка. Говорят: «ты деньги просишь». А она хотела только на бубне вам поиграть!

Солия. На бубне?

Девочка-цыганка. Да, на нём! (Достаёт бубен из котомки.) Сыграть?

Солия. А сыграй!

 

Девочка начинает играть на бубне, петь и танцевать. Солия и Мурат хлопают в ладоши.

Солия. На следующий концерт я возьму вас с мамой с собой.

Девочка-цыганка. Правда?

Солия. Обещаю!

Девочка-цыганка. А хотите я вам погадаю?

Солия. А ты умеешь?

Девочка-цыганка. Нет. Но вам могу сказать…

Солия. Что сказать?

 

Девочка говорит ей на ухо.

 

Солия. Откуда ты знаешь?

Девочка-цыганка. По глазам вижу.

Солия. Ты умеешь читать по глазам?

Девочка-цыганка. Меня мама учила.

Солия (вздыхая). Иди к маме. Я вас сама найду.

Девочка-цыганка. А не обманете?

Солия. Нет. (Видит, что девочка не решается уходить.) Что ещё? А, хорошо, хорошо… (Достаёт монету из кошелька и отдаёт девочке.)

Девочка-цыганка. Куплю брату и себе мороженое, спасибо, тётя Солия! (Бежит. На выходе останавливается.) Счастье и несчастье всё от Бога!.. (Убегает.)

 

Мурат. Странные они.

Солия. Почему?

Мурат. Пытаются предсказывать будущее, а сами не знают, где завтра окажутся.

Солия. Она же дитя.

Мурат. Дитя от взрослых учатся.

Солия. А разве мы по-другому живём?

Мурат. Ну, да.

Солия. Мы ведь тоже планируем на десятки лет вперёд и свою жизнь, и жизнь общества, а сами не знаем, проснёмся завтра или нет. Дождёмся друг друга или расстанемся навсегда…

Мурат. И это правда. (Смотрит на ней пристально.) А почему ты не захотела вернуться в Испанию?

Солия. Я и не отказывалась. Просто не знаю, к кому туда ехать. Да и вдруг ещё арестуют. А здесь я привыкла. Люди, хоть и боятся власти, но сами по себе бесстрашные.

Мурат. Тебе нравятся бесстрашные люди.

Солия. Мой отец был таким.

Мурат. Ты помнишь его?

Солия. Да, Он был очень сильным. Сильным и спокойным.

Мурат. Он жив?

Солия. Да. Но не в этой жизни…

Мурат. Ты верующая?

Солия. Я верю в жизнь.

Мурат. Я тоже.

Солия. Значит, мы единомышленники? (Улыбается ему.)

 

Берутся за руки.

 

Мурат. Спасибо за туфли.

Солия. Ты уже благодарил.

Мурат. Буду благодарить за них, пока не сношу. (Смеётся.)

Солия. Сносишь, если будешь танцевать в них.

Мурат. Буду.

Солия. Фламенко?

Мурат. Всё, что придётся.

 

Смеются, держась за руки.

 

Солия. А ты давно не был дома?

Мурат. Около года.

Солия. Тебя не ждут?

Мурат. Ждут… (Смотрят друг на друга.) Сестра.

Солия. Сестра? А как её зовут?

Мурат. Полина.

Солия. Вы не виделись год?

Мурат. Почти.

Солия. Не скучаете друг за другом?

Мурат. Скучаю. Скоро уже поеду назад.

Солия. Насовсем?

Мурат. Наверное.

Солия (отходит от него, начиная расхаживать по сцене). Хорошо, когда есть дом, а в доме те, кто тебя ждут…

А я выросла в детском доме… Хуан, Сесилия, Мария… где вы теперь мои сёстры и братья? Судьба раскидала всех нас по разным сторонам…

 

 

 

7.

Спустя месяцы.

Кавказ. Деревня близ Каспийского моря.

Дом родителей Мурата, перешедший им с сестрой по наследству.

Полина и Солия на веранде, смотрят на море, на вечерний закат, пьют чай с кизиловым вареньем.

 

Полина. Солия очень похоже на Салия. Людям почти не придётся привыкать к твоему имени.

Солия. Моё полное имя означает одиночество. Я бы хотела сменить его.

Полина. По-моему и менять не надо, только изменить одну буковку.

Солия. А тебя бы в Испании звали Паулиной.

Полина. Очутись я в Испании, я бы так и назвалась. (Смеётся.)

Солия. Как бы и я хотела там очутиться. Кроме детских воспоминаний, я ничего от неё не сохранила. Да ещё… несколько вещиц… (Достаёт из шкатулки подвеску.) Это образ Святой Девы. А это единственная фотография моей матери. (Показывает.)

Полина. Как вы похожи с ней!

Солия. И с тётей. Они с мамой близнецы.

Полина. Ты поддерживаешь с ними связь?

Солия. Мамы нет. А от тёти в последний раз я получала известие после войны. Она писала из Мексики. Помню, как она провожала меня в Россию…

Полина. Наших родителей тоже не стало несколько лет назад. Сначала ушла мама, потом отец. Не выдержал одиночества. В последние месяцы жизни он нас почти не замечал.

Солия. А мой отец погиб на войне…. Он воевал с фашистами…

Полина. Жаль… Вечная память… А это, что у тебя?

Солия. Это балерина. (Показывает ей фигурку игрушечной балерины.) Её зовут Элена. Её подарил мне один человек, он сам сделал её.

Полина. Красивая. Как живая.

Солия. Иногда я разговариваю с ней; она рассказывает мне, как там дела в Испании, как наш театр, что ставит Мигель…

Полина. Мигель?

Солия. Мигель дель Мар. Они с Росио любили друг друга. Потом он полюбил Элену, балерину… (Кладёт фигурку обратно в шкатулку.) Ничего, если я буду здесь носить это? (Указывает на медальон.)

Полина. Носи, если хочется. Мы терпимые к чужим святыням, а остальных это не должно волновать.

Солия (надевает). Её мне подарила мама перед смертью. Помоги, пожалуйста.

Полина (помогая ей застегнуть цепочку.) Если кто будет спрашивать, скажи, что это твоя мать.

Солия (улыбаясь). Да. Тем более, что она и есть моя мать, мать моей души. (Целует медальон, пряча его под блузкой.)

 

Полина встаёт, смотрит в окно.

 

Полина. Скоро придёт Мурат.

Солия. Что-то он задержался сегодня.

Полина. У них сборы. Через неделю они отправляются на Аграхан на рыбный промысел.

Солия. Он мне ничего не говорил. А надолго?

Полина. На месяца два-три. Он не хотел тебя преждевременно расстраивать, вот и не сказал.

Солия. Как жаль, опять разлука.

Полина. Не переживай, ты сможешь навещать его. Это не так далеко отсюда.

Солия. Ты была там?

Полина. Да, отец в детстве возил нас по этим местам. Какая там красота! А какой там закат! Там водятся лебеди и фламинго! Представляешь? Фламинго! Такие розовые-розовые! А ещё туда прилетают аисты, разные-разные. Говорят, если увидишь самца и самку аистов, то… (Шепчет ей на ухо.)

 

Звонко хохочут.

 

Солия. А фламинго? Фламинго к чему?

Полина (встаёт, берёт её за руки и вытягивается в грациозной позе). А фламинго  – к хорошему танцу! (Смеётся.)

 

Ходит вокруг неё, изображая птицу. Солия решается подыграть ей. Девушки исполняют танец двух фламинго…

 

На улице раздаётся сигнал автомобиля.

 

Полина. Мурат приехал! Пойди, встреть его!

Солия. Хорошо! (Убегает вниз.)

 

Полина ставит тарелки на стол.

Входят Мурат и Солия.

 

Полина. Приветствую вас, молодожёны! (Указывает на накрытый стол.) садитесь!

Мурат (целуя сестру в щёку). Чем занимались сегодня?

Полина. Смотрели на закат и разучивали танец фламинго! А ещё пили чай с вареньем.

Мурат (одной рукой обнимая жену). Какие вы молодцы.

Солия. Садись, поешь.

Мурат (садится, преломляя хлеб). А мы сегодня снасти готовили, и контейнеры принимали. (Смотрит на Солию.) Я не говорил тебе ещё… нас скоро отправляют на залив…

Солия (переглядываясь с Полиной). Да, твоя сестра сказала мне уже.

Мурат. Но мы сможем видеться.

Солия. Ты говоришь так, как будто уезжаешь на год.

Мурат. Почти.

Солия. Как? Но Полина сказала на два-три месяца.

Мурат. Каждые три месяца нам будут давать небольшой отпуск, потом опять в море.

 

Солия умолкает.

 

Мурат. Мне самому не хочется оставлять тебя, но как мы без работы?

Солия. Неужели здесь нет работы?

Мурат. Для рыбака нет, ты же знаешь. А потом, ты сможешь приезжать ко мне. Полина будет сопровождать тебя в дороге. Правда, сестра?

Полина. Каждые две недели раз будем тебя навещать, следить за тобой, чтобы ты не уплыл никуда вместе со своими русалками!

Мурат (смеётся). Моими? У меня нет знакомых русалок.

Полина. А кто рисовал их в детстве? Забыл?

Мурат. Ну и вспомнила.

 

Солия смотрит на них в недоумении, улыбаясь.

 

Полина. Ты видела его рисунки?

Солия. Нет.

Полина. Как? Ты не показывал ей?

Мурат. Ну, зачем они ей.

Полина. А ты слышала, как он поёт?

Солия. Ты ещё и поёшь?

Мурат. Давно уже нет. Голос пропал. Видимо, связки застудил в море.

Полина. Он скромничает. (Смотрит в окно.) Ой! Вака идёт с пастбища, пора доить её! Что-то она припозднилась. Ладно, я побежала! А вы тут не скучайте! (Убегает, смеясь.)

 

Солия бросается в объятия Мурата.

 

Солия. Я не хочу расставаться с тобой!

Мурат. Мы не расстаёмся.

Солия. Мы ещё год не живём вместе, а ты уже уезжаешь.

Мурат. Мы будем видеться.

Солия. Почему разлука всё время преследует меня? С самого детства…

Мурат. Это не разлука.

Солия. Разлука! (С трудом сдерживает себя, чтобы не разрыдаться.) И тогда! И теперь! И всегда она – разлука! Maldita suerte… (Плачет, закрывая лицо шалью.)

 

Мурат смотрит на неё, затем выходит из комнаты.

 

 

Спустя два месяца.

Дом. Веранда. Солия перебирает рис за столом. Входит Полина.

 

Солия (взмахивая руками). Надоело мне всё это!

Полина. Что с тобой?

Солия. Одна без мужа, без работы. Не знаю, что делать. Люди смотрят косо, шепчутся: иностранка приехала, живёт без мужа.

Полина. Пусть шепчутся, тебе-то что! Мурат тебя в обиду не даст.

Солия. Не даст! А где он, где? Скоро все забудут, что он мой муж!

Полина. Главное, ты не забудь. (С долей упрёка.)

Солия (глядя на неё, умоляюще). Когда мы поедем к нему, Полина?

Полина. Ещё сезон не кончился.

Солия. Что, ещё месяц ждать?

Полина. Потерпи до конца августа. Им обещали отпуск.

Солия. Нет! Это слишком!

Полина. Спокойно, спокойно.

Солия. Когда я подумаю, что лучшие наши дни проходят, меня охватывает разочарование и страх!

Полина. Не выдумывай себе. Будут у вас ещё лучшие дни.

Солия. А если нет? Если не будут?

Полина. Не будь пессимисткой.

Солия. О, если бы это был пессимизм!.. За годы жизни здесь я потеряла лучших друзей: одни умерли от туберкулёза, другие не вернулись с войны, а парень, которого я любила, любила по-настоящему… уехал обратно в Испанию… И всё, всё кончилось…

Полина (вздыхая). Сейчас всё только начинается, дорогая.

Солия. Что начинается?

Полина. Ладушки, мне нужно в магазин и на почту, посмотрю, может, письмо от Мурата пришло. А ты не скучай. (Наспех целует её в голову и выбегает.)

 

Солия остаётся одна. Опускает голову, обхватывая её руками в отчаянии. Неслышно плачет. Вскоре засыпает, сидя за столом. Видит во сне себя маленькой девочкой, стоящей напротив неё. Она тянет к ней руки и хочет что-то сказать. В этот момент неизвестно откуда появляется Мигель дель Мар; он берёт её за руку, и уводит её от Солии, виновато улыбаясь. Вздрагивая, она просыпается. Вскакивает со стула, накидывает шаль.

 

Солия. Нет, я сама поеду к нему! Сама!..

 

 

 

8.

 

Солия и Мурат недалеко от рыбацкого посёлка на берегу. Стоят возле обломков старой лодки. Мурат стоит, облокотившись на её деревянный край.

 

Солия. Может, и я перееду сюда?

Мурат. Куда? Тут нет никаких условий.

Солия. Пойду с тобой на корабль.

Мурат. Нет, женщин не берут.

Солия. Я буду готовить вам еду.

Мурат. У нас есть, кому это делать. Солия, я сам хочу, чтобы мы были рядом, но пока это невозможно. Я должен работать… для нас…

Солия. Но ведь много другой работы…

Мурат. Я рыбак. Я всю жизнь этим занимался. (Достаёт из лодки обрывок старой, порванной сети.) Вот эту сеть ещё мой отец ставил, а я ему помогал… мне тогда было шестнадцать лет. (Бросает обратно.) Сеть может истлеть, корабль сесть на мель, река может поменять своё русло, но удел, данный тебе, изменить невозможно.

Солия. Я так не думаю.

Мурат. А ты не нашла в посёлке ничего? Вроде у нас был кружок танцев в доме культуры.

Солия. Был, да сплыл. Ничего там не надо.

Мурат. Так открой. Уверен, тебя поддержат. Будешь детей учить.

Солия. Учить здешних ребятишек фламенко?

Мурат. Сама говорила ведь, у танца нет границ.

Солия (смотрит на его сапоги). А ты так и не сносил туфли, лежат в шкафу, пылятся.

Мурат. Ещё сношу. Вот приеду в отпуск, буду в них отбивать чечётку. (Улыбается.) Смотри, что я тебе принёс. (Достаёт из кармана свёрточек.)

Солия (разворачивая). Что это? Кастаньеты из ракушек? Ты сам их сделал? Какая прелесть! Жаль они очень хрупкие. (Разглядывает их.)

Мурат. А это тоже тебе (Достаёт коралловые бусы.)

Солия. Какая красота! Откуда они у тебя?

Мурат. Один моряк продал. Привёз их из Испании или с Кубы.

Солия (задумчиво). Из Испании… (Становясь к нему спиной).

Алых кораллов мерцанье,

Взор увлекают в ночи,

В танце кружатся цыгане,

Месяц бросает лучи…

 

Мурат (надевая на неё бусы и, защёлкивая замок). Просто для тебя сделаны! Настоящая королева морей!

Солия. Королева говоришь? (Делает несколько па фламенко, призывая его в круг.)

Мурат (улыбаясь). Нет, нет, лучше ты сама, а то в сапогах совсем неудобно.

Солия. Одна и я не хочу. (Бросается в его объятия.) Не хочу!

Мурат. Я скоро приеду… Обещаю!

Солия (плачет). Лучше было бы, если бы мы остались на Волге. Она не такая бескрайняя, как это море… Я бы каждый вечер встречала тебя на берегу!..

Мурат. Не надо, Солия.

Солия. Давай вернёмся туда!

Мурат. То время прошло. Сейчас новая жизнь.

Солия (отходит от него). Что это за жизнь – в разлуке и одиночестве?!

Мурат. Ты не одна.

Солия. Я чувствую себя одинокой.

Мурат. С тобой рядом моя сестра.

Солия. Сестра не заменит мне мужа, даже, если она родная. (После молчания, неожиданно меняя тон.) Что ты нашёл в своих русалках?

Мурат (удивлённо). В каких ещё русалках? Не понимаю.

Солия. Ради которых ты так рвёшься в море. Никогда не поверю, что ты влюблён в рыбу. (В голосе е звучат холодные, саркастические нотки.) Или твоя любовь – море? Море, а не я? Скажи мне это! Скажи, пожалуйста…

Мурат. Успокойся, Солия, не надо.

Солия. Я ведь приехала сюда, чтобы быть с тобою вместе… А ты…

 

Мурат отворачивается, упираясь головой в стенку лодки, бьёт несколько раз кулаком по ней.

Слышится дыхание море. Крики чаек. Как будто издалека доносятся звуки гитары, сопровождаемые эхом отрывистого пения.

 

 

 

9.

 

Дом. Веранда.

 

Полина подметает, убирает со стола. Садится, берёт коробку с фотографиями, открывает, рассматривает. Входит Солия.

 

Солия. Здравствуй, Полина.

Полина. Привет. (Продолжая рассматривать фото.)

Солия. Снова ходила на почту.

Полина. Да? И что там?

Солия. Думала, письмо от Мурата…

Полина. Да он же не на другом конце света, чего так волноваться?!

Солия. Я просто жду письма от него.

Полина. Ты же была не так давно у него.

Солия. Письмо это связь с человеком, которого нет рядом.

Полина. Фотография тоже связь. Вот, посмотри, Мурат в детстве и во взрослом возрасте. Детские совсем старые карточки.

Солия (наклоняясь, глядя на фотографии). Можно посмотреть? (Берёт одну из карточек, где Полина и Мурат вместе и отходит к окну.) Вы были в детстве похожи.

Полина. Мы и сейчас похожи, но уже не так, как раньше.

Солия. На кого больше похож Мурат – на отца или на мать?

Полина. Он в мать, в их породу. (Показывает ей фотографию матери.)

Солия (разглядывая). Красивая.

Полина. Я на неё не похожа.

Солия. Почему же? Волосы и глаза похожи.

Полина. А черты лица нет.

Солия (кладя фотографии на место в коробку). А у меня нет фотографий родных, кроме той единственной… матери… Зато я помню всех, как сейчас. И Росио, и отца… И себя помню в детстве…

Полина. А я себя не хочу помнить.

Солия. Почему?

Полина. Противно вспоминать. Как будто это была не я, а кто-то другой. Вредная, капризная истеричка…

Солия. Надо любить себя, любить в любом возрасте.

Полина. У тебя, наверное, это хорошо получается, у меня не очень. Я другая.

Солия. Все люди схожи.

Полина. Мы с тобой нет. (Меняя тему). Ладно, ну, что сказали в доме культуре насчёт работы?

Солия. Что у них нет должности хореографа.

Полина. Неудивительно. Тут людям не до танцев. Нашла бы другую работу.

Солия. Я искала. Спрашивала на почте. Пока ничего подходящего нет.

Полина. Тебе надо работать, тогда и разлука с Муратом будет не так сильно ощущаться.

Солия. Разве работа может заменить мужа?

Полина. Мужа нет, но лишние мысли из головы выветрит.

Солия. Какие лишние мысли? О чём ты говоришь?

Полина (резко). О том и говорю! Хватит тебе уже разводить тут сопли! Надоело! Что ни день, то песни и плач по Мурату! Мурат, бедненький, где ты? Мурат, зачем ты меня покинул? Я так одинока, спаси меня!

Солия (не в силах выдохнуть от удивления). Полина!.. Как тебе не стыдно?

Полина. Это мне стыдно должно быть?! Это о тебе тут соседи говорят: ходит, как неприкаянная, как будто мужа оплакивает при нём живом… Устала уже слушать.

Солия. Так не слушай.

Полина. Уши воском залить что ли?

Солия. Я по-своему мужу плачу, а не по чужому!

Полина. На что ты намекаешь?

Солия. Не на что, как есть говорю.

Полина. Я не о ком не думаю, мне никто не нужен!

Солия. Я о тебе вообще слова не говорила. (Задумывается. Подходит к ней.) Прости, если обидела, прости…

Полина (отмахивается). Оставь меня! Не хочу с тобой разговаривать больше.

Солия. Может, мне уехать, чтобы не мешать тебе?

Полина. Делай, как хочешь.

Солия. Хорошо… (Выбегает из дома.)

 

Полина (вслед). Подожди ты! Да подожди ты! Обиделась… обидчивая какая… (Задвигает занавески.) Ну и иди, куда хочешь! (садится снова за стул, сидит в задумчивости.)

 

Женский голос снаружи:

Полина! Там вашу корову волки загрызли в лесу!

Полина (вскакивая, выглядывая в окно). Что? Как?

– Да! Пастух сегодня в обед обнаружил! Ничего, говорит, не оставили, кроме костей и шкуры!.. Отстрел будет, наверное, теперь… А то развелось их, совсем страх потеряли…

Полина (кусая пальцы). Бедная моя! Бедная! Как же? Как же… (Накидывает кофту, выбегает во двор.)

 

 

10.

 

На экране два фламинго застыли на фоне заката, вытянувшись в небо. Слышен шум прибоя. Солия сидит одна на берегу, вглядываясь вдаль в ожидании прихода рыбацкого баркаса.

 

Солия. Где ты, любимый? Зачем раскинул сети в море, ослабив их на суше? Кто больше нуждается в них: рыба морская или душа, попавшая в них однажды? Зачем бросил меня погибать в одиночестве на земле? Взял бы и меня с собою в море, любимый!.. (Плачет.)

 

Голос издалека:

 

Тайны судьбы посылают

Странникам брошенным Мойры,

Только никто не читает

Знаки упавшие в море.

Бродит по кругу стихия

Серая зыбь горизонта,

Волны бушуют лихие,

Льётся из уст канте хондо…

 

 

Раздаётся перебор испанской гитары.

 

Ветер. Гром. Молния. Солия укутывается в шаль, прячась от бури. Тревожная музыка.

 

Песня Солии:

(Поёт Евгения Калинтеева вживую на сцене на фортепиано/используется фонограмма её пения.)

 

Soledad (Одиночество)

 

Soledad, soledad este es nombre de mi,

Soledad, soledad este es forma de ser.

¿Dónde estás, dónde estás? No lo sé qué hacer.

No puedo saber, no puedo saber…

 

Te espero y lloro por ti sin razon…

No me hablas, amor de mi vida!.. Por que?

Sólo veo la niebla alli, aunque

Oigo voz de tu alma, de tu corazon…

 

Soledad, soledad este es nombre de mi,

Eso es mi destino, mi finalidad.

Yo no creo a otro. Yo soy Soledad…

Soledad, soledad, soledad, soledad!..
 

 
Силуэты фламинго таят вдалеке, закат растворяется в ночной мгле, гаснет свет.

 

 

11.

Дом. Веранда.

Полина в чёрном траурном платье стоит у окна. Входит Солия вся в чёрном.

 

Полина (не оборачиваясь, тихим голосом). Ты говорила. Ты была права. Ты всё чувствовала. А я глухая, слепая, бесчувственная. Даже не ощутила приближающуюся разлуку с братом. (Бросает на неё взгляд.) А она, как хищный зверь, кралась всё это время к нашим дверям…

 

Солия подходит к ней, чтобы обнять её, но Полина отвергает её попытки, отстраняясь от неё.

 

Солия. Ты думаешь, что я принесла несчастье в ваш дом? Я знаю, ты так думаешь.

Полина. Может быть.

Солия. Но я не хотела, чтобы он уходил в море! Не хотела!

Полина. Ах, это я его туда погнала! Я!..

Солия. Не ты. Он сам выбрал этот путь.

Полина. О, если бы я знала! Если бы знала! (Закрывает лицо руками.)

Солия. Никто не мог об этом знать. Это судьба.

Полина. Судьба…

Солия. А моя судьба быть вдовой… вдовой с ребёнком в животе…

Полина (медленно открывая лицо). С ребёнком?

Солия. Да.

Полина Ты ждёшь ребёнка от Мурата?

Солия. Да. А от кого ещё?!

Полина. Почему ты молчала всё это время? Это ведь случилось не вчера?

Солия. Боялась говорить, да и не знала сама до недавнего времени.

Полина (рассматривает её). Да, беременность, как и буря в море, застаёт врасплох. Что ты решила?

Солия. А что тут решать. Ребёнок мой.

Полина. Наш. (Подходит к ней, обнимает её.) Наш. (Целует её в висок.) Если бы я знала, я бы взорвала этот проклятый баркас! Поехала бы туда и взорвала его, когда они были на берегу!

Солия. О, не говори мне это! Мурат! Мой Мурат! (Мечется из стороны в сторону.) Он мечтал показать мне фламинго и аистов… Почему это всё так произошло? Почему? А наш ребёнок…

Полина. Мы должны вынести это. Должны, должны, должны! (Плачет в истерике.)

Солия (закусывая губу до крови). O, Dios mio! Madre!.. (Шепчет что-то про себя.)

 

Длится мизансцена, во время которой обе (Полина и Солия) охвачены горем и трагическим мыслями. Полине начинает казаться, что она слышит голоса из детства, которые эхом доносятся до неё… Лицо её мрачнеет, руки немеют…

 

Полина (резко меняется). Я слышу его шаги! Их баркас причалил к берегу… Они выжили… выжили… Ты слышишь? (Смотрит на неё пустыми от горя глазами.) Буря стихла. (Полушёпотом.) Стихла. Им удалось спастись. Я пойду, выйду к нему  навстречу! А ты позаботься о ребёнке… Не бросай его одного!

Солия. Что с тобой, Полина?

Полина (глядя на неё полубезумным взглядом). Не бросай его! Слышишь, не бросай!.. Я должна их спасти! Керосин! Керосин! Где керосин?

Солия. Зачем тебе?

Полина. Я должна сжечь баркас, чтобы они больше не вышли в море! Понимаешь?

Солия (в испуге). Я не знаю, где он.

Полина. Ай, он там, внизу! (Выбегает прочь.)

 

Солия в растерянности стоит на месте, не зная, что делать.

 

Крики людей внизу:

– Пожар, Пожар!

Истерический женский смех.

 

Горное ущелье. Солнце только клонится к закату.

 

 

Солия.

Небу протяжно шептали

Звёзды в Фуэнто-Вакерос.

Мать, прикрываясь шалью,

Бремени ночи считала,

Слушала пение роз…

 

Tierra amada, mi Tierra!..

 

Перебор гитары-фламенко.

 

Солия танцует на фоне скалы, отбивая ритм фламенко. В её фантазиях оживают образы девочки – её в детстве, Мигеля дель Мар, Элены. Они танцуют за её спиной. Реальность настоящего и видения прошлого становятся единым целым на сцене…

 

 

Вместо эпилога.

Шофёр и Фрилансер на скамейке в парке.

Продолжают начатый разговор.

 

Фрилансер. И чего этим киношникам неймётся, всё хотят заснять на камеру.

Шофёр. Такая профессия у них, видать. (Улыбается.)

Фрилансер. А что вас, кстати, так интересует Испания?

Шофёр. Да вроде как корни у меня оттуда.

Фрилансер. Корни? Это как?

Шофёр. Просто. Моя бабушка была испанкой.

Фрилансер. Испанкой?

Шофёр. Да.

Фрилансер. Вы хотите сказать, что вы родились в Испании?

Шофёр. Нет. Бабушка родила мою мать здесь, на Кавказе.

Фрилансер. А как она попала сюда?

Шофёр. Насколько я знаю, их прислали в Советский Союз в тридцатые годы, когда в Испании шла Гражданская война. Мой дед познакомился с ней позже, когда она стала взрослой. Он забрал её в свой дом. Потом он умер, а она осталась одна.

Фрилансер. Вот так, да! А ребёнка она родила уже после смерти мужа?

Шофёр. Да.

Фрилансер. «Откуда у парня испанская грусть…»

Шофёр. Что?

Фрилансер. Да нет, нет, ничего, так, цитирую одно стихотворение… (Пристально смотрит на него.) Вы и похожи чем-то на них, да, да, определённо похожи… особенно глаза, форма лица, улыбка… Удивительно складываются судьбы, удивительно…

Шофёр. Хотите я вас довезу? А то мне уже ехать пора за дочкой в школу.

Фрилансер. За дочкой? У вас дочка?

Шофёр. Да! (Не скрывая своей радости.) Ей уже десять лет.

Фриланср. Как звать?

Шофёр. Салия. В честь прабабушки…

Фрилансер. О, красивое имя! Que sea feliz! Пусть будет счастлива!

Шофёр. Спасибо! Ну, что поедем? По дороге продолжим наш разговор, если хотите.

Фрилансер. Не откажусь. Muchas gracias! (Поднимаясь со скамейки.)

Шофёр. Что?

Фрилансер. «Muchas gracias», говорю.

Шофёр. Да нет, вроде не покрасили. (Озирается на скамейку, проверяет штаны.)

Фрилансер. Ладно, пойдёмте. Язык будете учить на родине предков.

Шофёр (идёт за ним, улыбаясь). Да, я бы съездил туда… Не знаю, получится или нет, но я бы съездил… Я даже знаю два слова на испанском…

Фрилансер. Какие?

Шофёр (уже за кулисами). Коррида и мучача!..

Фрилансер. Да уж, без этих слов в Испании не прожить…

 

Занавес

 

 

 

 

Марат Шахманов
2019

 

 

_______________________________________________________________________________

 

Примечания:

 

 

* Soledad (исп.) – одиночество. Соледад (Soledad)– испанское женское имя.
* Soledad песня – слова: Марат Шахманов; музыка, М. Шахманов, Евгения Калинтеева; исполняет Е. Калинтеева.

*«Дети Испании» – авт. М. Шахманов. (27.04.12.)

*Maldita guerra (исп.) – проклятая война.

* No! No!.. (исп.) – Нет! Нет!

*Cabron (исп.) – «козёл», распространённое, не самое грубое испанское ругательство.

*Maldita suerte (исп.) – Чертова судьба.

* Информация из сетевой энциклопедии: «Cante hondoКа́нте хо́ндо (исп., на андалусийском диалекте — cante jondo, букв. «глубокое пение», т.е. пение в серьёзном, драматическом стиле) — класс музыки и поэзии фламенко, древнейший и наиболее чистый его пласт.»

*Tierra amada, mi Tierra!.. (Тьерра амада, ми тьерра) – Земля возлюбленная, моя Земля!

*«Muchas gracias» (исп.) – спасибо.

*Пример испано-кавказского музыкального синтеза (монтаж автора.)

https://youtu.be/76JtXEtYazU

 

* Ссылка на фонограмму «Мотив страсти»:

https://youtu.be/DCpfxePfvyM

(2000 г. Автор: Марат Шахманов.)

*Песня «Ay carmela» – песня испанских антифашистов времён Гражданской войны.

*Перевод терминов фламенко из монолога Мигеля:

El duende (дуэнде) – душа, таинственная мистическая сила фламенко.

Jaleo (халео) – шум, воодушевление.

Colmao (кольмао) – кафе фламенко.

Suelo (суэльо) – пол.

Tablao (таблао) – сцена.

Сапатеадо (sapateado) – ритм, отбиваемый каблуками.

Soleo, fandango (солео, фанданго) – тона.

Pitos (питос) – прищёлкивания пальцами.

Cantaor (кантаор) – певец фламенко.

Bailaora (байлаора) – танцовщица фламенко.

Cante, ayre (канте, айре) – пение.

Paseos, floreo, arabesco – виды игры на гитаре

Cajon (Кахон) – перкуссия.

Pajaro caprintero (Пахаро капринтеро) – дятел.

Tiento (тьенто) – этап настройки инструментов, пробы голоса, фактически начало фламенко.

 

*Другие поэтические строки в пьесе – автора (М.Шахманов).

* Que sea feliz! (исп.)  – Пусть будет счастлива!

 

 

 

 

 

 

 

©Marat SHAHMAN

просмотров: 149 Опубликовано Разместил: administrator размещено в Драматургия

Добавить комментарий