ГЛАВНАЯ СТИХИ ПРОЗА ВИДЕОПОЭЗИЯ ДРАМАТУРГИЯ ПУБЛИЦИСТИКА АВТОРЫ КОНТАКТЫ

Танец с Венерой

Девушка за письмом. Алиса_Августович

Поэма о голубокожей девушке

1

Линии эго-трафиков

пересекаются по особому графику,

сплетаются в графику

поэзии форм…

Звучит патефон…

откуда его выкопала девушка с голубой кожей

мог бы знать случайный прохожий,

но его сбило авто,

когда он посмотрел на женщину в бордовом манто…

Играет пластинка – оранжевая ночь.

Холодные зеркала – тени бегут прочь.

Растёт дурная кровь у соседей,

ей бы образование, как у леди

и она бы перестала бить мальчиков.

По дороге в гимназию пальчиком

она грозит хулигану,

который украл у неё икебану.

На перекрёстке  стоит молодая мама,

трёхлетний ребёнок выгуливает добермана,

они не боятся машин,

у машин нет души…

Толстая тётка из латинских кварталов

Тащит домой коричневое одеяло.

Негр на лестницах курит гашиш,

рядом играет малыш.

 

 

2

Голубокожая девушка несёт патефон

её волосы серебрятся в ночи, оранжевый фон

пульсирует в сетчатке её глаза

на бровях её сверкают лиловые стразы,

навстречу ей идёт женщина в бордовом манто

и человек в осеннем пальто.

Он был владельцем антикварного магазина,

в руках у него была пластмассовая корзина,

в ней куча пластинок,

он хотел отдать их девочке, но ботинок

скользнул по асфальту, и он упал…

последнее, что увидел он – прекрасный овал

лица брюнетки в бордовом манто

и разбитый бампер чужого авто…

 

Придя домой, она поставила патефон на комод,

завела пластинку Depeche Mode,

Наслаждалась Тишиной, обращённых к ней слов

и просила земную любовь –

у пославших её в этот мир…

Не получив ответа, она выпила эликсир,

отказавшись от бессмертья,

но не знала она, что смертью

привязала свой дух к земле.

Законы гравитации стали сильней

сказываться на её слабеньких ножках,

непривыкших к ходьбе на беговой дорожке,

она стала пить коктейли, чтобы увеличить массу,

ходить на йогу, в фитнес-классы,

обзавелась друзьями, поклонниками,

игрушками на подоконнике,

аккаунтами в твиттере и в фейсбуке,

резью в желудке и сердечными муками.

Та, что не стала леди

забегала к ней на обеде

попить чаю, обсудить новости,

поделиться секретами молодости.

Как-то она принесла ей корзину,

что принадлежала бывшему владельцу антикварного магазина,

а в ней пластинки –

одна из них понравилась ей своей картинкой –

на ней была нарисована космическая даль,

по краям её звёздный хрусталь,

посередине планета

жёлто-молочного цвета –

она узнала в ней свой дом.

Давно она не была в нём,

не слушала его песен,

там она была принцессой,

здесь стала девой ищущей земную любовь…

Она достала пластинку, заиграла музыка без слов…

это слёзы Венеры, – подумала она нечаянно,

и её охватило отчаянье –

тут грусть и там грусть не похожи,

после этого побелела её голубая кожа,

стразы на бровях потухли,

волосы перестали виться,

загадочно серебриться.

По квартире разносились запахи кухни,

это хозяйка готовила ужин,

по улице расплывались зелёные лужи,

чьи-то ноги шагали по ним,

солёно-сладкий дым

таверн,

булочных

растекался по улочкам,

весело шумели прохожие,

а он всё не шёл к девочке с голубой кожею.

Пыталась писать письма,

но почта всё висла,

взялась за перо и бумагу,

но трудно писать сагу,

когда муки пылают в груди

и неизвестно, что впереди.

В уме замелькали обиды,

нервы, рефлексы, флюиды,

в зеркале появилась другая –

бледная, холодная, земная.

 

3

Наконец, он пришёл – дождалась!

Не удержалась, впервые напилась…

Молчала, смотрела на него,

как на миф, божество.

До этого она пила только эликсиры,

верила в кумиров

космических грёз….

Запах роз

пробудил в ней женщину,

он украсил её голову венчиком

из других цветов,

стал говорить про любовь…

 

Шло время, а он всё говорил – она слушала,

им казалось, что они обменялись душами

и вот-вот сольются в друг друге…

В голове появились подруги –

рассудок, контроль эмоций,

подальше от социума,

у землян не всё как у нас,

чувства, желание, страсть,

они не знают творческого полёта,

когда сливаются.

–  Что сегодня, суббота?

Извини, не могу, у меня месячные,

в другой день, пожалуйста. Стук на лестнице!

Это хозяйка пришла со смены,

увидимся в понедельник на перемене!…

 

4

 

Он был воспитанным молодым человеком –

почитал творчество Пикассо и Эль Греко,

читал поэзию, не любил детективов,

был равнодушен к «Криминальному чтиву»,

он не был геймером, не играл в ЮэФСи,

не хвалил геев, не смотрел БиБиСи.

Его родители не дотягивали до «выше среднего класса»,

хотя у отца был контракт с NASA.

С детства он смотрел на далёкие звёзды,

проникая в обсерваторию отца…. Слёзы

текли по его щекам, когда он смотрел вдаль,

не то от напряжения, не то печаль,

поселилась в нём из-за того, что он не мог приблизиться к тем мирам

где светился Альдебаран,

в море галактик синее

манил взор Сириус,

где танцевала Венера

свой танец с Вселенной…

Он был очарован её свечением,

в центре серебряного сечения

кружилась она

одна…

 

Когда он увидел девушку с голубой кожей,

Он подумал: о, Боже!

Это она!

Она!

 

5

Они встретились снова в колледже.

Шла лекция профессора Ориджина,

он рассказывал о том, почему люди разучились любить,

мечтать, любоваться друг другом, жить,

как бы хотели жить их сердца…

Он смотрел в перламутровую даль её лица,

воспоминания сливались с реальностью настоящего мгновения,

серебряное сечение

бросило тень на её чело,

на нём отразилось число

шесть…

– Я знал, что ты есть! –

воскликнул он на весь зал.

– Ты сошедший с неба фрактал,

из Рукава Звёздного Огня явилась ты!

– Бедный парень, до чего довели мечты, –

послышалось где-то.

Профессор замолк – он был поэтом…

 

Она взяла его за руку и увела из лектория.

Город не та территория,

где рождаются истины,

мистика

дремлет в каменных складках домов,

лишь в храмах можно увидеть богов

и то в выходные.

Не прощаясь с родными,

он уехал за ней туда, где земля встречается с небом,

где растворяется в облаках мирская небыль,

где сходятся точки серебряного сечения

лишь на мгновение,

когда Венера танцует в Весах…

В её волосах

вновь разлилось серебро,

птицы нездешней перо

упало ей на плечи,

цвета белого, млечного

крылья выросли за спиной,

восхищаясь Вечерней звездой

танцевали они. Патефон

вращал планеты диск… тихо звучал саксофон…

 

 

6

Белые тени кружились над ними

голубела земля, в звёздном дыме

проявлялся нездешний лик,

далёкий миг

стал явью,

«лав ю»…

повторяли они друг другу,

души их были за кругом

гравитационных полей земли,

души их были в дали,

уста целовали уста,

сердца считали до ста

перед полётом в звёздные сферы…

Танец с Венерой

длился неделю.

– Там мой дом! – сказала она ему, –

– полетели!…

 

 

11.06.2016.

Марат ШАХМАН

 

 


Alisa_Avgustovichхудожник: Алиса Августович

просмотров: 653 Опубликовано Разместил: administrator размещено в Стихи

Добавить комментарий