Театр: игра vs «неигра»

Thatcher-verbatim

О художественном театре и документальной форме

 

В чём отличие документальной пьесы от художественной, лежащей в основе полноценного спектакля, сыгранного на театральной сцене. Во-первых, чисто документальной постановки, исполненной пьесы-нон-фикшн или т.н. вербатима без примеси художественного воспроизведения реальных событий не может быть по существу, так как даже самая малая доля художественности вносится исполнителями в канву постановки. Наиболее не проявленное, что привносится в документальную театральную форму – это эмоции транслирующего докматериал, и не столько внешняя форма его передачи (так как показ докпьесы часто проходит в форме традиционной читки). Но эмоции это и есть основа художественного, классического, если хотите, театра, которые невозможно воспроизвести в той точности, в которой они были рождены, выражены, выплеснуты вовне в реальном времени, в конкретной ситуации. А потому документального спектакля в чистом неискажённом виде существовать не может, учитывая существующий пласт импровизационной работы, лежащей в основе данного гибридного жанра.

И всё-таки, в концепции документальной пьесы/театра утверждается, что лишь докпьеса может передать правду, реальность в отличии от т.н. художественной пьесы, являющейся в большинстве своём вымыслом автора.

Если принимать эту точку зрения, то необходимо признать, что здесь мы выходим за пределы театрального и драматургического искусства, обретаем совершенно новую нишу, имеющую, как и большой потенциал, так и огромные ограничения, которые и закрывают документальной пьесе путь в мир художественного театра, в котором искусство проявляет себя во всей полноте творческого духа.  

В докпьесе драматург неспособен дать герою пути обретения собственной души в трёхмерном пространстве, наделить его способностями самостоятельно мыслить и чувствовать, силой художественного образа и талантом игры актёра воздействовать на зрителя на тонком духовном уровне.

Так называемый документальный театр, – это выливается из самой его концепции, – утилитарен, что, в общем, ни есть плохо, но и ни есть художественный театр, обладающий всеми свойствами этого многогранного искусства.

Но и театр повествования, и вербатим оперируют в своей деятельности художественными методами, используя существующий инструментарий классической театральной школы при постановке спектакля, при этом ставя во главу угла – событийность, повествование, необработанные художественной фантазией автора, факты, смешивая это всё в едином котле воспроизводимого действа. Является ли данный процесс калькированием реальности или имеет хотя бы малую художественную ценность, зависит от уровня передачи материала и общей идеи.

Огромные возможности и преимущество документальной пьесы в том, что эта форма позволяет прямо говорить о проблеме в обществе, в государстве, внутри отдельных сообществ, в то же время, пребывая в пространстве театра, являясь при этом, вроде поджанра театрального искусства.

Тот же вербатим по своему происхождению обращается к левацким идеям, к идее той самой социальной справедливости, которую не каждый субъект креативного класса готов сегодня поддержать, особенно в нынешней РФ. Но времена правербатимов британской школы миновали и давно уже трансформировались в иные формы. Появился «свидетельский театр», как реакция на усиление карательной системы государственной власти.  

Главное отличие документальных театров от театра в том, что в документальных не играют – и это есть кредо данного направления. Однако жизнь во многих своих аспектах остаётся игрой, не говоря уже об искусстве. Порой эта игра приобретает признаки божественности, а порой ввергает людей в дьявольскую круговерть подмен, но всегда только в игре выплавляется гений – добрый или злой. Без игры нет и театра, нет драмы, которую человек или актёр призван воплотить в жизнь, отыграть от первого до последнего акта, потому как игра – это непрерывное действо ума, чувств, страстей, эмоций и высших устремлений человека.

А потому театр, в котором не происходит игры, как высшей формы драматического напряжения, но превалирует документалистика – больше относится к «театрализованной журналистике».

Возможен ли синтез художественного и документального театра? Да, но тогда игра должна сменяться «неигрой», должны быть задействованы два пространства и потока времени, как в кино, где кадры художественные сменяет историческая хроника или интервью. Но здесь, на театральной сцене ещё остаётся потенциал для эксперимента в отличии от кино, так как только театр обладает свойством иммерсивности и устроен на принципе живой игры – здесь и сейчас.

 

М. Шахманов

22.09.2020.