• Вт. Окт 20th, 2020

Фреска Ангел с виолойОчередь в галерею вырастала на глазах. Всё новые и новые ценители высокого искусства, являясь из серых концов перекрёстных улиц, занимали своё место в хвосте колонны. Вливаясь в общий поток, с надеждой в скором времени увидеть то, ради чего был проделан столь долгий путь, люди начинали недовольно роптать, разочаровываясь сложившимся положением дел. Ещё бы, за десять минут на морозе не продвинуться и на пять метров. Живая пробка, образовавшаяся впереди, казалось, застопорилась навсегда. Счастливчики, которым всё же удалось попасть вовнутрь, сейчас наслаждались шедеврами великих мастеров живописи – картинами Рафаэля, Караваджо, Беллини, Перуджино. Мысли об этом ещё больше ранили души тех, кто застрял в злополучной пробке. Страх, – быть почти у цели и не увидеть картин Рафаэля, – принуждал к более решительным действиям. Наконец, послышались недовольные возгласы:
– Ну, что же там, неужели места в музее нет? Пропускайте хоть маленькими партиями!

Если бы работники Галереи проявили участие и объяснили людям, сколько нужно ещё подождать, возможно, страсти бы улеглись, но обстановка только накалялась. Полицейские, дежурившие у входа, уже с трудом сдерживали медленный, но упорный натиск, подступавшей толпы. Широкоплечий, полноватый мужчина в зимней куртке и в шапке ушанке буквально продавливал себе путь, упираясь плечом и руками в спину впереди стоявшей женщины. Время от времени он выкрикивал:
– Искусство в массы! Пробьёмся! Давайте там быстрее, пропускайте людей!
Ему вторили, рядом стоявшие ценители искусства:
– Что за безобразие! Сколько можно мёрзнуть на морозе! Пропускайте уже!

Трудно представить себе, что лет тридцать назад неподалёку от этого места, люди точно также толпились у входа в первый открывшийся в те времена в России ресторан Макдональдс, жаждая приобщиться к заморской гастрономии. Ну, Слава Богу, вкусы и потребности с тех пор изменились, люди стали стоять в очередях за высоким искусством, а не за булкой с котлетой, хотя, может быть, просто количество ресторанов быстрого питания с тех пор многократно увеличилось, а классических музеев больше не стало, не говоря уже о шедеврах мастеров искусства. Кто знает.
Неожиданно в толпе послышались ругательства. Кто-то кого-то толкнул или стал впереди другого, но спор из-за этого разгорался нешуточный.
– Сам идиот! Нашёлся тут поклонник живописи!
– Да ты на себя посмотри, ботаник чёртов!
Двое мужчин спорили из-за места. Неизвестно, сколько бы они ещё препирались и оскорбляли друг друга, но их внимание отвлекло движение толпы. Люди, стоявшие у входа, попытались прорвать оцепление и проникнуть во двор галереи, но были остановлены, охранявшими вход полицейскими. Началась давка, несколько человек упало на снег, послышались крики, ругань.
– Вперёд! Вломим им по полной!
– Выламывай двери!
– Пропустите в музей! – раздался истошный женский возглас.

Люди, ещё недавно отчаянно пробивавшиеся сквозь ворота галереи, не спеша, чинно, со знанием дела разглядывали картины, расположенные в одной из её зал. Им не было дела до того, что сейчас творилось на улице, всё их внимание занимала выставка. Кто-то любовался Рафаэлем, кто-то созерцал Беллини, а кто-то из них не мог оторвать глаз от фрески «Ангел с виолой». И верно, умиротворённый ангельский лик напоминал о бренности и суете этого мира, о вечности и красоте мира горнего, путь к которому, как ни странно, не был усеян людскими очередями и страждущими толпами. Может быть, потому что Царство Небесное не галерея и напором его не возьмёшь…

 

 

«Твёрдый Знак»

– Слышала? в NASA решили изменить сроки знаков Зодиака! – выпалила Лиля, не успев войти в комнату к Насте.
– С чем это связано? И что такое «Наса»? – не отрывая глаз от учебника, холодно спросила Настя.
– С добавлением нового, тринадцатого знака. NASA — это Национальное управление по воздухоплаванию и исследованию космического пространства
– Вот это, да. И что это ещё за знак?
– Змееносец!
– У них там что, звёздные войны не прекращаются?
– Не знаю, спроси у них сама, – разочарованно вздохнула Лиля. Она явно не ожидала от подруги такого равнодушия к новости, которая произвела на неё столь сильное впечатление.
– Теперь же всё кардинально изменится! Мир перевернётся, человеческие характеры начнут ломаться под воздействием новой системы исчисления! Подумай сама, тот, кто был Водолеем станет Козерогом, Стрелец Скорпионом, Лев Раком!
– А с чего ты взяла, что с изменением дат, к которым привязаны зодиакальные циклы, что-то изменится в характере человека?
– Ну как, разве ты не понимаешь сама?
– Честно говоря, нет.
– Ну, теперь придётся полностью перекраивать зодиакальную карту человека. Вот смотри, – она вынула из сумочки журнал, открыла предпоследнюю страницу и показала подруге.

Внизу под статьёй с новостью из NASA, был напечатан новый зодиакальный график:
Козерог: 20 января — 16 февраля Водолей: 16 февраля — 11 марта Рыбы: 11 марта — 18 апреля Овен: 18 апреля — 13 мая Телец: 13 мая — 21 июня Близнецы: 21 июня — 20 июля Рак: 20 июля — 10 августа Лев: 10 августа — 16 сентября Дева: 16 сентября — 30 октября Весы: 30 октября — 23 ноября Скорпион: 23 ноября — 29 ноября Змееносец: 29 ноября — 17 декабря Стрелец: 17 декабря — 20 января.

Дочитав, Настя произнесла, не скрывая иронии:

– Всё пропало, явки и пароли вскрыты, срочно надо выходить на связь с Альдебараном, пусть решают, что делать!
– О, я не могу! – взревела Лиля и вышла из комнаты. Через полчаса она снова зашла. Настя сидела за столом и что-то писала.
– Строчишь Альдебарану?
– Да, доношу на вас землян.
– Что там у тебя, дай посмотрю.
– Держи, – Настя отдала листок подруге.

Та принялась читать вслух:

В NASA изменили знаки Зодиаков:
а нас и не спросили, хотим ли мы вместо близнеца
становиться раком,
вместо овна тельцом,
вместо козерога стрельцом.
Лучше раком стать, –
говорит одна дама,
чем с близнецами спать.
Родила меня мама
не весами
но девой с голубыми глазами;
что мне лев,
много ли дев
с кудрявыми волосами…

– Ну, ты Настюха даёшь! Не устаёшь удивлять меня; всё можешь превратить в шутку, а иногда, так даже опошлить.
– Прости, подруга, если вдруг затронула твои чувства, не хочу я вдаваться во все эти тонкости.
– Но это ведь учёные открыли!
– Ой, ну, хорошо, предположим, я консерватор и ни за что не хочу менять своих взглядов. Имею же я на это право, как тот же модернист или какой-нибудь лейборист имеет право не менять своих взглядов?!
– Что ты хочешь этим сказать?
– Какая ты недогадливая, Лилька. Я Дева и Львом или тем более Раком становиться не собираюсь, я ведь уже всё высказала в своём послании… Я не какой-то там водный или воздушный тригон, я твёрдый знак! Земной.
Девушки посмотрели друг на друга и неожиданно расхохотались.

 

М. Шахманов

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *