opera_saga
19.02.2021

Желтая чума

Автор: administrator

opera_saga

«Новый вирус они назвали «Вухан-400», по названию города, рядом с которым находится секретная лаборатория, где создали этот вирус, и по эффективности он в сотни раз превосходил все прочие микроорганизмы, разработанные в любом другом научно-исследовательском центре нашей планеты.

«Вухан-400» — идеальное оружие. Действует только на людей. Не передается никакими другими живыми существами.» (Дин Кунц, роман «Глаза тьмы»).

Сейчас появляются опровержения, что у Д. Кунца указан г. Ухань (Wuhan), что скорее всего это подделка, приписывая часть текста одной странной американской писательнице-медиуму и т.д. Астролог П. Глоба однако уверен, что Кунц написал об этом в 1981 году и это якобы спроецировало ситуацию в реальности под воздействием сообразного движения небесных тел.

Ну, если Кун и описал это, не исключено, что обладал схожей инфо (не зря он да ещё и в т.н. «высоком градусе»).

На этом фоне не менее печально звучат слова китайского поэта 8 века Цуй Хао, в посвящённом уханьской Башне Жёлтого Журавля — стихо…

(в переводе В. Алексеева)

 

«Тот, что жил прежде, уже, взгромоздившись на белую тучу, исчез…

В этой земле бесплодно осталась Желтого Аиста башня.

Желтый тот аист однажды исчез и более не возвратится;

белые тучи уж тысячу лет напрасно идут да идут.

Чистые струи одна за другою в Ханьянских деревьях видны;

травы пахучие густо растут здесь среди островка Попугая.

Солнце уж к вечеру… Стены родные — где они, где, скажи?..

Волны в тумане на этой реке в грусть меня повергают.»

А, вообще, идея влияния книги на историю интересна и имеет под собой основания, неслучайно в мире ведётся противостояние сразу нескольких крупных и ряда более мелких сценариев… и не всегда разберёшь, какие из них «книжные», а какие не совсем…

 

4 апреля 2020 г.

 

 

 
 
Ученый-физик из Германии профессор Роланд Визендангер по итогам исследований пришел к выводу, что причиной пандемии коронавируса SARS-CoV-2 стала утечка, которая произошла в Институте вирусологии в Ухане.
 
 
 
Желтая чума название по обозначению вируса SARS-CoV-2 жёлтым цветом.
 
 
 

«В двойной год ядовитый жёлтый туман взойдёт над миром. Не будет спасения от него в денежных руках.» (Ванга)

 

 

КОД СМЕРТИ

Чтобы получить свидетельство о смерти, подтверждающее, что человека уже нет в этом мире, нужна выписка из больницы, а в выписке должны стоять конкретные коды болезни по мкб-10. С третьей попытки мне все же удалось добиться правильной формулировки и кодировки; чиновник от медицины все сетовал на то, что раньше не требовали подобных кодов, поэтому он якобы ошибся, в ведомстве, где выдают посмертные сертификаты, то есть свидетельства о смерти, ссылались на то же самое. Одним словом, коды смерти должны изображаться правильными, иначе человеку законно не умереть в этой стране. Исправленному верить. Штамп.

………………………………………
(далее без знаков препинания)

 

1

Биологическое оружие

мэйд ин чина

на службе

у новых хунвейбинов

культурно революционизируют пространство

цифровых смыслов

плетут государства

трехзначные числа

ни госпожа Ши

ни те, чьи уши просвечивают из-за пробирок

не спасут души

изнанка мира

пристанище идеологов желто-красной чумы

шестеренки глобальной машины чудовищного червя

в убежищах тьмы

поглощают всё новые верфи

 

их «чудо-вирус» вписывается в «концепцию урезания человечества»

пазл в пазл

новое жречество

новые богомазы

рисуют нового бога  

толпы Магога

стучатся в северные ворота

затаившись на дне троянского мерина

 

на противоположной стороне – внуки Мерлина

склонились у Камелота

 

2

время покинуло полости механизма

застывшие на стене часы

что тело без жизни 

 

сплошной полосы

не знает глубинный маятник

транслируя импульсы «случайного» рока

 

дух Рагнарёка

рыжего всадника

мчится с востока

вырвавшись с запада

грозными лапами

зверь попирает землю пустынную

души невинные

вязнут в пространстве

силясь родиться

в протуберанцах

 

3

любой устав состоит из атомов нужд человека

недействующий закон – это омертвение элементарных частиц

стаи птиц

в могильниках века

 

любая лирика обязана поверяться физикой

иначе листья не будут расти

розы цвести

сердце любить, море манить бризами

 

кризисом

именуется выбор человека в непредсказуемой ситуации

что есть переход от энтропии и прострации

к возрождению или к гибели

 

выбелить

потолок мыслей

белые пятна укажут простор, скрытый за колючей проволокой

за холодными числами

за эгрегора дымчатым облаком

за зубьями крепости дракона

бывшего еще вчера прекрасным витязем

слуги его собирают  багровую росу

чтобы утолить метафизический голод чудовища

люди для них, что овощи

что хворост в лесу

пригодный лишь для топки придворных печей

скупой казначей

чахнет над златом –– над флюидами солнца

заключенными в стенки зловонной мошны

 

Весны

ждали мы, глядя в оконца

но увидели осень

«косим, косим»

доносится эхо с бранных полей

льется елей

по темени

по волосам седым

мучеников смутного времени

чьи души – с Ним

 

Им

выпала доля

вкусить пытку триллионами игл

вонзающихся в плевру килоамперами боли

по цене бонусов дьявольских игр

консоли

манипуляционных аппаратов

теряют управление массами

классами

целыми расами

Судный День

не за горами, но вышел на плато

а пока веселятся, ищут свой синкретический дзен

 

май-июнь 2020

 

 

Стихотворение написано после смерти отца


Здесь время застыло на время.
Но кончится прожитый плен
И саван саманных стен
В предвестии перемен
Отпустит отжившее бремя.

Обрывки безропотных мыслей
Летят паутиною вниз
И тени изведанных чисел
Как печи горящие искры
Ложатся на ветхий карниз.

Знакомые строки доносит
Сквозь щели в окне ветерок,
И в старческом голосе осень
Колышет высокие сосны,
Пустившие корни в отрог.

(с. Чох — родина отца.

цикл «Вокруг Кавказа»)

У МЕНЯ БЫЛ ОТЕЦ

(очерк на смерть ОТЦА)

 

 

 

«КАРАНТИН № 19»

(пьеса малого формата)

 

Действующие лица:

Пациентка № 1 –– девятнадцатилетняя девушка-студентка.

Пациентка № 2 –– дама лет пятидесяти семи.

Доктор –– мужчина среднего возраста.

Пациент №  zero –– молодой человек лет двадцати пяти.

 

Действие происходит в городе N в неизвестной стране, в местном санизоляторе № 19.

 

1.

Небольшой театральный зал. Зрителей нет. В полумраке видны ровные ряды офисных стульев. На сцену выходит Пациент № 0.

Пациент-0 (смотрит в зал). Зрителей нет. (Оглядывается по сторонам.) Перед кем же мы будем играть, если в зале нет ни одного зрителя? По закону театра в зале должен быть хотя бы один зритель, тогда спектакль состоится. 

Женский голос из-за кулис: Ну, что, выходить? Или всё отменяется?

Пациент-0. Я буду зрителем! (Спрыгивает со сцены, садится на стул в третьем ряду.) Единственным зрителем! (Аплодирует, надевает чёрную медицинскую маску на лицо.)

На сцене появляется Пациентка-1: она кутается в длинную шерстяную кофту, надетую поверх обтёртых джинсов: на лице её медицинская маска белого цвета, волосы собраны в хвост.

Пациентка-1. Куда сбежал этот псих? Он же опасен для общества. (Стягивает маску.) Ой, хоть подыщу, пока никто не видит, а то замучилась на карантине. Сейчас прибежит доктор и будет наводить тень на плетень, рассказывать, как опасно ходить без маски, что, если подует ветер, то обязательно кто-нибудь в мире заразится ещё, а источником болезни по собственному недомыслию станешь именно ты. Нет, я не хочу быть причиной ничьего заражения. Тот случай, когда жертва не хочет стать убийцей. Да, жертва! Невинная жертва! Кто бы мог подумать – заразиться на курорте, в одной из самых благополучных европейских стран! Кошмар! (Закрывает лицо руками.) Теперь и слёзы мои токсичны… (Разглядывает влажные ладони.) Рыдать неприлично. Звать бесполезно. Просить поздно. Что же делать, когда и звёзды сыплются в бездну?

На сцене появляется Пациентка-2.

Пациентка-2. Лирика… бессильна против химии. По крайней мере, здесь, на земле.

Пациентка-1 (Оборачиваясь.) Это не лирика, это крик души.

Пациентка-2. Кричи не кричи, а всё бесполезно. Карантин – это не оздоровительный санаторий, а своего рода тюрьма. (Задумчиво.) Расплата за беспечную жизнь.

Пациентка-1. Что? 

Пациентка-2. Ничего. Я о своём.

Девушка снова надевает маску.

Пациентка-2. Всю жизнь я мечтала о том дне, когда отправлюсь в путешествие по Средиземному морю… И вот, с корабля на бал, как говорится… А вы для чего отправились в Европу? Шопинг? Дайвинг? Яхтинг?

Пациентка-1  (сквозь маску). Меня пригласили поучаствовать в конкурсе.

Пациентка-2. В каком ещё конкурсе?

Пациентка-1  (спуская маску). «Мисс Морская Волна».

Пациентка-2. И как? Вы победили? (Оглядывает её.)

Пациентка-1. Нет, но корона досталась мне…

Пациентка-2. Это как? А, понимаю. У вас отменное чувство юмора. Шутить в данной ситуации не каждой под силу. 

Пациентка-1. А я не шучу. Корона победительница досталась мне.

Пациентка-2. Это как? Я думала, вы шутите, проводя аналогию с… ну, сами понимаете….

Пациентка-1. Нет, просто девушка, которая победила в конкурсе… она умерла…

Пациентка-2 (в меру удивлённо). Умерла? А корона?..

Пациентка-1. А корону я нашла в  холле отеля… видимо, её забыли или она упала…

Пациентка-2. И вы её подобрали?

Пациентка-1. Да. Сначала я хотела вернуть её на рецепшн, а когда началась вся эта суета, решила оставить её у себя.

Пациентка-2. И в итоге вы стали обладательницей короны и вируса… Простите, не смогла удержаться. 

Пациентка-1. Сейчас мне уже не до шуток.  

Пациентка-2. Нам всем не до шуток. (Молчит.) А я, дура, позарилась на его респектабельную внешность. Думала, найду себе пожилого покровителя в Старом Свете…

Пациентка-1. Тот случай, когда мечты ведут в ад. 

Пациентка-2. Ну, не так всё фатально. Пока они привели нас только на карантин. А что там дальше будет… посмотрим…

Пациентка-1. Мне девятнадцать! Всего девятнадцать! Вы понимаете?

Пациентка-2. А мне пятьдесят семь. Три раза девятнадцать. Все хотят жить. Хотя шансов выжить –– у вас молодых –– куда больше.  

Пациентка № 1. Шансов выжить? Я не собираюсь умирать! И, вообще, молодым этот вирус не так опасен, как вам… 

Пациентка-2. Как нам –– старикам? (Смеётся.) Тут ты попала в точку, деточка. Старикам приходится расплачиваться за всех и за всё сразу. Но для вас тоже что-нибудь изобретут, не переживайте, что-нибудь эдакое…

На сцене появляется Доктор.

Доктор (протягивая женщине маску). Наденьте лучше маску и престаньте болтать чепуху.

Пациентка-2. Это я-то болтаю чепуху?! А ваши советы, есть без конца чеснок, это не чепуха? (Берёт маску.)

Доктор. Ну, да, чеснок ведь это «русский пенициллин».

Пациентка-2 (надевая маску). Но причём тут пенициллин? Мы же не раненые солдаты, в конце концов.

Доктор. Чеснок защищает иммунные клетки.

Пациентка-2. А ваша медицина не изобрела ничего более современного? И потом, уже невозможно ходить по коридору, сплошные чесночные ряды.

Доктор. Представьте себе, что вы в кавказском ресторане, и повара готовят вам чесночное блюдо.

Пациентка-2. Спасибо, я предпочитаю пасту в томатном соусе или пиццу.

Доктор. Это не самый лучший гастрономический выбор в сложившейся ситуации.

Пациентка-2. Не говорите ерунды, доктор, вы же взрослый человек. И, вообще, когда вы нас выпустите отсюда? 

Доктор. Вопрос «когда» тут не стоит, важно в «каком» состоянии вы выйдете.

Пациентка-1. Мне кажется, вы что-то скрываете от нас! Все эти масочки, чеснок, «больше двух не собираться», –– всё это какая-то странная схема, действующая уже по всему миру. Кто создаёт этот всемирный карантин?

Пациентка-2. Вы задаёте крамольные вопросы, рискуете остаться без масок.

Пациентка-1. А мне они и не нужны! (Срывает с себя маску, бросает на пол.) Лучше выпустите меня отсюда или я уйду сама! 

Доктор. Отсюда ещё никто сам не уходил.

Пациентка-1. Что? А как же он? (Указывает в зал на единственного зрителя.)

Доктор. Кто? Он? Так он уже по ту сторону баррикад.

Пациентка-2. Что значит, по ту сторону баррикад?

Доктор. В том смысле, что он не прошёл карантин. 

Пациентка-1. И что теперь с ним будет, он не получит защитных масок?

Доктор. Маски ему уже не понадобятся. Как и чеснок.

Пациентка-2. Он что, уже здоров?

Доктор. В медицинской терминологии отсутствует определение состояния субъекта, о котором идёт речь.

Пациентка-2. Как это?

Доктор. Я бы охарактеризовал его английской фразой: out-of-bounds.

Пациентка-2. Что это значит, не понимаю?

Пациентка-1. Он что, умер?

Доктор. И, да и нет. Он просто перестал существовать в рамках той парадигмы, в которой мы все пребываем. 

Пациентка-2 (Девушке). Вы что-нибудь понимаете?

Пациентка-1. Кажется, да.

Пациентка-2. Что?

Пациентка-1. Мы все часть одного большого эксперимента. И вы, и я, и даже Доктор. А он (указывает в зал) –– он больше нет.

Пациентка-2. Какого ещё эксперимента? (Смотрит то на Девушку, то на Доктора.)

Пациентка -1. По контролю за нами. За нами за всеми.

Пациентка-2 (в недоумении глядя на Дока). Вы что-нибудь понимаете из того, что она говорит?

Доктор. Не обращайте внимания, в условиях изоляции закономерно возникают фобии и навязчивые идеи. 

Пациентка-2. Вы хотите сказать, мы здоровы, но нас держат ради каких-то своих целей взаперти?

Пациентка-1. Нет, мы уже не здоровы, мы, как и многие кругом, заражены, но нас будут держать тут, потому что мы им нужны.

Пациентка-2. Для чего?

Девушка. Я, кажется, поняла, для чего…

Пациентка-2. И для чего же?

Пациентка-1. Для того, чтобы пугать нами остальных. 

Пациентка-2. А он? (Указывает в зал.) Он, почему им больше не нужен?

Пациентка-1. Он нужен им там, на свободе, поэтому они и дали ему уйти. Кто-то ведь должен нести эксперимент в мир.

Пациентка-2. Что вы на это скажете, Док?

Доктор (посмеиваясь). Очередная теория заговора.

Пациентка-1. Почему же тогда вы не боитесь заразиться? Или скажете, что вас спасает чеснок? Вы даже маску, и ту не носите!

Пациентка-2. И, правда.

Доктор (откашливается). Просто мой иммунитет правильно сбалансирован, потому что…

Пациентка-1. Потому что у вас есть нужное медицинское средство?

Доктор. Я занимаюсь оздоровительными практиками.

Пациентка-1 (сквозь смех). Вы прям не доктор, а народный целитель! Какими такими практиками вы занимаетесь, поделитесь и с нами? Или нам уже поздно ими заниматься?

Пациентка-2. Ответьте ей. 

Доктор. Вам они уже не помогут.

Пациентка-2. Что значит, не помогут?

Доктор. У вас медикаментозный курс. 

Пациентка-1. Чесночно-медикаментозный, я бы сказала! (Трясясь от смеха.)

Пациентка-2. Доктор, а вам не кажется, вы сами себе противоречите?

Доктор. Это нормально в медицине: здоровый антагонизм необходим во избежание излишнего роста выработки толерантности к болезням.

Пациентка-2. Причём здесь медицина? 

Пациентка-1. А вы часом не больничный пресс-секретарь?

Доктор. Нет. С чего вы взяли?

Пациентка-1. А потому что несёте чепуху. Песочите нам мозги.

Доктор. Идите лучше по палатам, скоро время процедур.

Пациентка-1. А я не пойду ни в какую палату! Буду здесь, на месте бороться с вирусами!

Доктор. Ну, как вы, стоя здесь, можете с чем-то бороться? 

Пациентка-1. А смогу! Посмотрим, кто кого перестоит.

Доктор. Зря вы так. Это стойкий вирус. (Направляется к выходу.)

Пациентка-1 (подбегая к нему, хватая его за руку). Что? Что вы знаете об этом вирусе?

Доктор. То же, что и все.

Пациентка-1. Вы сказали – это стойкий вирус. Откуда вам известны подробности?

Доктор. Из профессиональных источников. 

Пациентка-1 (не давая ему уйти). Что это за профессиональные источники?

Доктор. Вам не обязательно знать.

Пациентка-1 (настойчиво). Нет, обязательно! Это касается нашего здоровья! Нашего! (Вцепляется в его рукав.)

Доктор (пытаясь высвободиться). Отпустите меня уже, вы что!

Пациентка-1. Пока не ответите, не отпущу!

Доктор. Хорошо, хорошо, я соберу всю информацию, которая у меня есть, и ознакомлю вас с ней.

Пациентка-1. Когда?

Доктор. Завтра на вечернем осмотре.

Пациентка-1. А если мы не доживём до завтра?

Доктор. Тогда информация не понадобится.

Пациентка-2. Звучит цинично.

Доктор. Звучит реалистично.

Пациентка-2. Мы всего лишь хотим знать правду о нашем заболевании. Почему нас здесь держат? Если вообще у нас шанс выздороветь?

Доктор. Не было бы шанса, вы бы здесь не оказались.

Пациентка-1. То есть, мы должны быть счастливы, что оказались здесь, взаперти?

Доктор. Лучше оказаться под замком в карантине, чем под венком, сами знаете, где. (Высвобождается.)

Пациентка-1 (даме). Вы слышали?

Доктор под шумок уходит.

Пациентка-2. Он явно чего-то не договаривает.

Пациентка-1. Вы тоже заметили?

Пациентка-2. Несомненно.

Пациентка-1 (прикладывает ладонь ко лбу). Это ловушка.

Пациентка-2. Ловушка?

Пациентка-1. Да, и нам из неё не выбраться.

Пациентка-2. Но он же выбрался. (Указывает в зал.)

Пациентка-1. Он аутсайд. По ту сторону. А мы им нужны здесь.

Пациентка-2. Кому им?

Пациентка-1. А вы как думаете?

Пациентка-2. Боюсь ошибиться.

Пациентка-1. Мы для них, что подопытные мыши.

Пациентка-2. Ну, всё, хватит! Мне пора, пора принимать процедуры.

Пациентка-1. Такие, как вы и поддерживаете этот эксперимент. 

Пациентка-2. Мне бы здоровье сейчас, девочка моя, поддержать, а не то вдруг… даже не хочу думать об этом. У меня ещё куча дел незаконченных. И дочь второго ребёнка ждёт, и мои проекты… Я должна быть здоровой бабушкой для внука, и не только бабушкой, и не только для внука…  И вам бы не помешало подумать о своём здоровье.

Пациентка-1. Я день и ночь думаю о нём, но лечение, которое нам предлагают здесь –– это не лечение.

Пациентка-2. Как бы там ни было, врачам лучше знать.

Пациентка-1. Нельзя лечить болезнь заговорами и заклинаниями.

Пациентка-2. Лишние лекарства плохо воздействуют на печень. Иммунитет –– вот, что главное!

Пациентка-1. Иммунитет иммунитету рознь.

Пациентка-2. Что говорите, иммунная система – это единственное, что спасает организм от гибели.

Пациентка-1. Особенно, когда она гонит лейкоциты к лёгким.

Пациентка-2. Не понимаю.

Пациентка-1. И не поймёте, потому как вы далеки от медицины.

Пациентка-2. Ой, знаете, если вы там прочитали чего-то, это ещё не значит, что вы разбираетесь в медицине.

Пациентка-1. Ладно, пойдёмте спасаться от болезни. Только всё это напрасно…

Уходят.

Пациент-0 выходит на сцену.

Пациент-0 . Нельзя, чтобы сцена пустовала, пусть карантин, пусть война, пусть даже… (полушёпотом) конец света.

Я тут пока наслаждался свободой, наткнулся на странные вещи.

Всё так технологично выверено в этом мире, что становится не до смеха. Даже музеи, и те закрываются. Представьте, музеи! Вообще, если бы вирусы могли передаваться через экспонаты, мы бы сейчас имели целый рассадник всевозможных болезней, о которых современное человечество и понятия не имеет.

Но и это ерунда по сравнению с тем разобщением, которое вносится между людьми. Я это успел заметить повсюду, пока ходил в одиночку по городу. Каждый сам по себе. Странное чувство одиночества пропитало город  –– холодное и тревожное. Всё это видно по лицам людей. Похоже, что карантин здесь, а не там, в госпиталях. Но всё же, я не готов менять свободу на безопасность. Не готов. (Возвращается в зал.)

Затемнение.

 

2

Крики за кулисами. Выбегает Пациентка-1.

Пациентка-1. Оставьте меня! Оставьте!

За ней следует Доктор.

Доктор. Успокойтесь, успокойтесь!

Пациентка-1. Вам не удастся внушить мне, что я неизлечима больна!

Доктор. Я не собираюсь этого делать!

Пациентка-1. Тогда чего вы от меня хотите?

Доктор. Хочу, чтобы вы выполняли инструкции.

Пациентка-1. Вам не удастся изолировать меня!

Доктор. Если вы будете продолжать упорствовать, вас поместят в закрытый бокс.

Пациентка-1. Да я итак здесь взаперти! Куда ещё?

Доктор (хватает её за руки). Прекратите сопротивляться!

Пациентка-1. Нет!

Доктор. Пойдёмте!         

Пациент-0 (спешно поднимаясь на сцену). Оставьте её!

Доктор. А, ещё один заражённый! Сам пришёл!

Пациент-0. Как пришёл, так и уйду!

Доктор. Не уйдёшь! По закону – за нарушение карантина вам грозит тюрьма. (Не выпускает рук девушки.)

Пациент-0. А мне всё равно! Отпустите её! (Вырывает её из его рук.)

Доктор. Не отпущу!

Пациент-0. Отпустите! Она вам не вещь!

Доктор. Она моя пациентка!

Пациент-0. Она ничья пациентка. (Продолжает тянуть.)

Девушка. Да отпустите меня! Мне же больно!

Оба одновременно отпускают девушку.

Доктор (хватая парня за запястье). Пойдёмте и вы со мной!

Пациент-0. Ни за что!

Доктор. Тогда я применю силу

Пациент-0. Применяйте.

Доктор вытаскивает из-за пояса электрошокер и бьёт парня разрядом током. Тот отскакивает и падает на пол. Доктор подбегает к нему и защёлкивает на его запястьях, неизвестно откуда взятые, полицейские наручники. Девушка в ужасе наблюдает за происходящим.

Пациентка-1. Что вы делаете?

Доктор (заламывая руки за спиной). Нейтрализую вирус!

Пациент-0 (кричит). Сам ты вирус!

Пациентка-1. Ему же больно! Садист!

Доктор. Лучше жестокие меры здесь и сейчас, чем слабость перед пандемией в глобальном масштабе. (Поднимает парня на ноги.) Вставай, пойдём лечиться!

Пациент-0. Но там ведь за Четвёртой стеной, в зале никого не останется. В мире вообще никого не останется. Люди окажутся в изоляции. Вы понимаете –– в изоляции!

Доктор. Комендантский час –– это малое средство в борьбе против эпидемии. Нужно вообще запретить выходить на улицу. Все по домам, по больничным боксам! (Толкает его  в спину.) Вперёд! И вы тоже за мной.

Пациентка-1 (отпрядывает в сторону). Я не пойду! Мне и здесь во дворике хорошо.

Доктор. Хотите, чтобы и к вам был применён подобный метод убеждения?

Пациент-0 (неожиданно). Доктор, а вы не боитесь заразиться от нас?

Доктор. На войне, как на войне.

Пациентка-1. А он не боится. Не боится, потому что, наверняка…

Пациент-0. Наверняка, что? Имеет антидот? На вряд ли. Антидоты, если и имеют, то только сами разработчики вируса. А они далеко отсюда. В изоляции. От нас: от больных и здоровых.

Пациентка-1. А как вам версия о летучей мыши, которая улетела из застенков лаборатории? 

Пациент-0. Бред, конечно, но бред эпический.

Пациентка-1. Вот и я говорю –– бред.

Пациент-0. Хорошо ещё, что это мышь, а не какие-нибудь боевые комары.

Доктор. Хватит вам уже болтать. 

Пациент-0. А что нам ещё остаётся делать, масок-то нет. (Смеётся.)

Доктор. Используйте старые.

Пациент-0. Это как использовать старые салфетки… и… презервативы…

Пациентка-1. Иногда лучше промолчать.

Пациент-0. А я устал молчать. Там снаружи итак тотальное молчание. Не поверите, всё вокруг погрузилось в тишину. Причём, не в первозданную, какая, следует думать, была до сотворения цивилизации, а в такую, какая наступит после её краха…

(Громко.)

Новый телец против старого…

Мир в карантин!

Всем в магазин!

Гречку в амбары!

 

Доктор. Нет! Хватит! Я больше не могу слушать ваши апокалипсические бредни! Мне ещё всю ночь дежурить. Пойдёмте, я сказал!

Пациент-0 (вырываясь). Смотрите! Смотрите туда!

Доктор. Куда!

Пациент-0. В небо! На солнце! Видите?

Доктор. Что видим?

Пациентка-1. Я ничего не вижу.

Пациент-0. Сияние… Восход…

Пациентка-1. Ну, да, солнце светит. 

Пациент-0. Оно сигнализирует нам, что время настало… Око… Видите око?..

Пациентка-1. Время чего?

Пациент-0. Время взглянуть вверх… Поднять наши взоры… Оторвать их от грязи под ногами…

Доктор. Обострение. Это бывает при заболевании…

Пациент-0. Сами вы больны, доктор.

Доктор. Довольно! (Толкает его довольно сильно.)

Слышится треск радиоприёмника.

Пациентка-1. Послушайте! 

Радио: Внимание! Внимание!

Появляется Пациентка-2.

Пациентка-2. Что здесь происходит?      

Пациентка-1. Слушайте!

Радио: Уведомляем вас, что эпидемиологическая ситуация в стране и в мире с каждым днём становится всё более благоприятней. Медицинской науке удалось внедрить методы противодействия вирусной инфекции. В скором времени удастся окончательно локализовать все очаги инфекции, и отменить карантин, как принудительную меру. Да здравствует наша наука!

Пациентка-2. Вы слышали?

Пациент-0. Ну, всё, расходимся по домам. Снимите-ка с меня эти ваши браслеты.

Доктор. Ага, сейчас.

Пациентка-1. Что значит –– «ага, сейчас»? Вы слышали, что только что передали?

Доктор. Это в скором будущем. А пока ещё карантин никто не отменял.

Пациентка-1 (на грани истерики). Я не выдержу этого! Не выдержу! Я сойду здесь с ума! Зачем мне избавляться от одного недуга, если я приобрету тут другой, более страшный?!

Пациент-0. Не поддавайтесь панике! Цель этой задумки как раз в этом. Понимаете? Связать цепочкой страха и недоверия как можно больше людей.

Пациентка-2. Это мы уже слышали.

Доктор. Как же я устал это объяснять. История повторяется. Чума в средние века пришла из Китая, поразила Италию, затем всю Европу. Её клиническое выражение: дыхательно-лёгочная недостаточность. Неужели вы не видите связи? И какая разница рукотворный этот вирус или нерукотворный? Ясно одно –– это беда. Пандемия!

Пациентка-2. Прорвало. Вы нам этого не объясняли, Док.

Доктор. Но это же и ежу понятно, в конце концов.

Пациент-0. Мне ничего, из вами сказанного, непонятно. Но мне ясно одно:

Мир переделят

новые судьи,

главное люди

чтобы не смели ––

под колпаком рукотворной короны ––

протестовать против новых законов!

 (Оглядывает всех.)

Это же идеальная дымовая завеса! Разве вы не понимаете?

Доктор. Опять теория заговора. Опять стишками разговариваете. Надоело! Наше дело купировать вирусы, остальное нас не касается!

Пациент-0. У нас тут даже имён нет! Вы заметили? Нас не называют по именам! Даже у доктора нет имени!

Пациентка-2. Кстати, Доктор, а как вас зовут?

Доктор (запинаясь). Какая разница, как меня зовут?

Пациентка-2. Большая. Меня, например…

Доктор. Меня не интересует, как вас зовут! Для меня вы пациент, пациент и точка!

Пациентка-2 (недоумевая). Какой-то абсурд.

Пациент-0. Я и говорю. 

Пациентка-1. Всё, я звоню журналистам. (Ищет мобильный телефон в кармане.) Ах, тут же нет связи! Засада, блин…

Доктор (выталкивая парня). Вперёд! (Удаляются вдвоём.)

Пациент-0 (из-за кулис). Я снова сбегу!

Доктор. Сбежишь –– посадят.

Пациент-0. Не посадят!..

Пациентка-1. Всё это больше похоже на сюр.

Пациентка-2. Только не моя болезнь. Я ощущаю её на уровне организма. А где действуют законы физического организма, там ––реализм. Пойдёмте лучше за ними.

Пациентка-1. Зачем?

Пациентка-2. Мало ли чего произойдёт.

Уходят.

Затемнение.

 

3

На сцене в полумраке виднеются три железные больничные койки. Луч прожектора освещает уголки комнаты, перепрыгивая с койки на койки, обнажая их беспросветно бледную больничную пустоту.

Спустя какое-то время появляется Доктор.

Доктор. Никого нет. Никого больше нет… (Ходит вокруг коек, осматривая пустые койки.)  Вчера ещё были, а сегодня нет. (Находит листок бумаги под койкой, поднимает, читает.)

…Останься дома. Посиди,

побудь еще разок

наедине с собой, сынок,

ведь «лучше перебдеть,

чем недобдеть.»

Попей чаёк,

по кухне поброди,

держи дистанцию с людьми

на метра полтора,

не заговаривай с детьми…

Всё здесь не как вчера…

и солнце светит уж не так,

и в голове не то,

что было раньше… кавардак,

пустое шапито…

(Кладёт листок на подушку.)

И зрителей нет.

Мужской голос из зала (Пациент-0):

–– Мы есть.

Доктор (вскакивая с койки). Где?

Женский голос (Пациентка-1):

–– Здесь.

Доктор. Но я никого не вижу! (Ходит вдоль сцены.)

Мужской голос:

–– И не увидите.

Доктор. Но почему?

Мужской голос:

–– Потому что мы в изоляции. И вы в изоляции.

Женский голос:

–– Весь мир в изоляции.

Мужской голос:

–– Между нами стена.

Доктор. Но это ужасно!

Женский голос:

–– Уже нет.

Доктор (пытаясь прорвать Четвёртую стену руками). Ужасно!..

Женский голос (Пациентка-2):

– Вы не переживайте, Док, скоро придут новые пациенты со свежими симптомами.

Доктор. Я не хочу! Я не хочу, чтобы приходили новые! Stop! Stop! Stop virus!

На заднике появляется тень усечённой пирамиды со встроенной в неё камерой наружного наблюдения. Звучит сигнал. Появляются титры на фасаде пирамиды:

«Attention! Threat! Prepare to repel!»

Сигнал усиливается, заглушая все внешние звуки, превращаясь в сплошной, беспрерывный гул, усиленный барабанным боем.

Доктор, стоит посреди сцены, широко расставив ноги, обеими ладонями закрывает уши, крепко смыкая веки.

Пытается выговорить:

– Кара… Кара…

Прорывается голос по радио: Карантин окончен! Отечественная медицина начала разработку вакцины…. (треск, помехи) В условиях беспрецедентной угрозы наши врачи победили… победили… (треск, помехи)

…Итак, уважаемые граждане, встречаемся на избирательных участках!..

Шипение в динамиках, шум, крики людей, сирены полицейских машин, клаксоны автомобилей, грохот.

Затемнение.

2020 г.

 

______________

 

*Out-of-bounds (англ.) –– За пределами, вне игры.

** Attention! Threat! Prepare to repel! (англ.) –– Внимание! Угроза! Приготовиться к отражению! 

 

 

««поэзия» цифр»

 

Новый телец против старого.

Мир в карантин.

Всем в магазин!

Гречку в амбары.

 

Мелочь –– поправки.

Верхние ставки

выведет в минус

коронавирус.

 

Деривативы

ждёт обнуление,

тают активы,

индекс в падении.

 

Гибнут оффшоры

и капиталы,

стонут мажоры.

Денег не стало.

 

Всё это форма,

дыма завеса,

старые нормы

сгинут под прессом.

 

Мир переделят

новые судьи,

главное люди

чтобы не смели ––

 

под колпаком рукотворной короны ––

протестовать против новых законов.

20.03.2020

 

В МИРЕ ЦИФРЫ 

 

В мире цифры нет заслонов и каст

Есть пересекающиеся пути, тоннели, крипты, катакомбы

Есть цепи свободных, заповеданных касс

Но нет очередей –– кровопожирающих тромбов

На пути к всемирному благоденствию

 

Цифровой рай квадратирован строго по схемам

Есть место радости, шуткам, приколам, мемам

Есть приятные бонусы в виде дистанционных услуг

Есть березки, онлайн-вечеринки в компании друзей и подруг

Век счастливого равноденствия

 

Цепь сорвалась, все антиутопии мира

Вырвались на свободу, как стая голодных вампиров

В поисках обретения сходных аналогичных форм

Не помеха ни водка в баллонах, ни яд, ни санитайзер, ни хлор

Химерический морок обретает химический синтез

 

Товарный знак на ладони, как прививка от бешенства

Предъявите электронный пропуск, если приспичит спешиться

Войти в урбанизированный сегмент, сегрегироваться от масс

Выйти из анабиоза высокотехнологических рас

Строящих ударными темпами виртуальные фермы and трехмерные cyber-cities

25.04.2020

 

 

ПРАВО НА ОФЛАЙН

(нечто между драмой и комедией)

 

Действующие лица:

Светка –– учится в 10-м классе.

Мама –– женщина средних лет.

Учитель –– молодой мужчина, историк.

Учащиеся 10-В класса, общаются в онлайн, на удалёнке (их лиц не видно в zoomе, слышны только голоса): Костя, Саша, Вован, Лена, Лиза.

Место действия: однокомнатная квартира в одном из спальных районов г. Москвы.

 

Действие

Мама и Светка в комнате, обставленной просто, но со вкусом. Мама гладит бельё. Светка возится в планшете.

Мама. Но, а что разве плохо учиться на удалёнке?! Ты же всегда мечтала не ходить в школу, не вставать ни свет, ни заря, хотела, чтобы учителя сами приходили к тебе. А теперь что? Даже не надо выходить на порог, включила гаджет сиди себе на мягком стуле, слушай урок.

Светка. Нет, мама, это ужасно скучно учиться вот так, не видя никого перед собой. Это как во сне, хочешь сделать движение и не можешь, делаешь его и чувствуешь его бессмысленность, ненастоящесть.

Мама. Откуда ты такое слово взяла?

Светка. В онлайне.

Мама. Нет такого слова ненастоящесть.

Светка. Вот и я говорю. Нет такого обучения, когда бы люди не встречались друг с другом, не сидели рядом за одной партой, не видели живыми глазами настоящего учителя. Онлайн – это всегда не по-настоящему, отсюда и слова не настоящие. (Откладывает планшет в сторону.)

Мама. Что же поделать, время такое –– пандемия, карантин.

Светка. Цифровизация –– ты забыла. В ней и весь смысл.

Мама. Не знаю, в чём там смысл, но учиться, хоть так, хоть как, надо. Учатся же люди на дистанционном обучении и в мирные (осекаясь), тьфу ты, в обычные времена учатся. И всё нормально, получают дипломы, устраиваются на работу.

Светка. А знания? Знания ты забыла.

Мама. Да и знания получают. Вон, Вовка дяди Володин сын два образования так получил. Теперь руководитель большой, грамотный профессионал.

Светка. Ага, грамотный он.

Мама. А что? Не был бы грамотным, так далеко не пошёл бы.

Светка. Сейчас по-другому все устраиваются.

Мама. Как по-другому?

Светка. А так, по блату.

Мама. Но это давно так. И без диплома и без образования устраиваются, и свои научные работы покупают, другим дают писать. А тебе учиться надо самой, хоть онлайн, хоть, как его там… офлайн.

Светка. Нет, офлайн никак, даже без включённой камеры в виртуальный класс не впустят.

Мама. Ну, и правильно, нечего вам прятаться по углам. А то будете, не слезая  с кровати учителю отвечать на уроке.

Светка. А у кого нет смартфонов, им что делать?

Мама. У кого это сейчас нет смартфонов?

Светка. У тех же деревенских детей, многие из них обычным фонариком пользуются.

Мама. Ну, компьютеры же у них есть, ноутбуки, планшеты. Чего сейчас только нет.

Светка. Тоже далеко не у всех.

Мама. Ну, пусть родители купят им или свои отдадут. Что теперь делать, время такое.

Светка. Так у родителей у самих нет ничего, кроме фонариков.

Мама. Всё ты знаешь. Пусть в Собеc обратятся, не может государство не решить эту проблему.

Светка. Да во многих сёлах дорог нет нормальных, выехать невозможно в плохую погоду.

Мама. Ладно, ты о других-то не думай, о своей учёбе думай. Когда у вас уроки?

Светка. Первого не будет, учитель заболел. Второй –– история, историчка согласилась подменить историка, он тоже заболел.

Мама. Как заболел? Что, и онлайн тоже болеют?

Светка. И онлайн и офлайн, мама. Они же люди, не могут больными выходить в эфир.

Мама. Неужели им так плохо, что не могут потерпеть немного за компьютером?

Светка. Боятся заразить школьников, карантин соблюдают. (Хохочет.)

Мама. Не смешно.

Светка. Ладно, я в школу!

Мама. Куда, куда?

Светка. В школу.

Мама. В какую ещё школу?

Светка. Так история у нас, я же говорила! (Отпускает смешок.)

Включает планшет, входит в zoom, подключает камеру, микрофон. Мама выходит из комнаты.

Учитель (появляется на связи). Так, здравствуйте. Замены не будет, мне уже лучше. Сегодня тема та же, что и на прошлом уроке,  –– Соединённые Штаты Америки.

Светка. Опять.

Костя (по связи). Куда уж без них.

Учитель. Итак. Эпоху правления Клинтона, Буша-младшего, Трампа мы проходили…

Костя. А что разве Трамп уже не президент?

Учитель. Уже, по всей видимости, нет. Но об этом я и хотел сегодня поговорить в рамках нашей рабочей программы, однако, с некоторым отклонением в политический футуризм.

Светка. Что, что?

Учитель. В будущее, я имею в виду, в будущее политического мира.

Светка. А-а! 

Костя. Бэ!

Учитель. Так, внимание, ребята. Давайте кратко разберём, почему произошла такая ситуация, когда официально президент ещё не избран, а СМИ уже провозгласили его победу. Я говорю о кандидате от демократической партии Джо Байдене. Вопрос лежит немного в иной плоскости, чем обычно, когда реализуется электоральное право избирателя. Здесь вопрос, конечно же, политического или даже идеологического, если хотите, характера. Дело в том, что политика пока ещё действующего по закону президента Дональда Трампа вступила в противоречие с могущественными финансово-экономическими кругами, представляющими транснациональные корпорации…

Светка. О, ужас, как всё сложно! Это точно программа для десятиклассников?

Учитель. Нет, но мы, забегая вперёд, хотим охватить современную сторону той проблематики, которой вынуждены изучать…

Светка. Но если этого материала нет в программе, зачем мы вообще касаемся всего этого?

Учитель. Чтобы вы были подкованными в материале и могли разбираться в политических и исторических реалиях современного мира.

Костя. Тогда давайте уж затронем проблему коронавируса. Тема-то поактуальней будет. Кстати, почему мой Word подчёркивает красным – слово коронавирус? Неужели в 2017-ом он ещё не был изобретён?

Учитель. Не понимаю, о чём вы сейчас. Человечество столкнулось с этим вирусом лишь в конце 2019-го года.

Костя. И всё же, почему красным-то, а не зелёным?

Учитель. Попробуйте написать иначе – covid-19 или SARS-CoV-2.

Костятук по клавишам). Во, так уже лучше. О чём это говорит? Ха-ха.

Учитель. Ладно, давайте не отвлекаться. Если вам не интересна эта тема, обратимся к истории Второй Мировой войны, она ещё не исчерпана у нас по программе.

Саша. Нет, давайте лучше о выборах.

Костя. А чем тебе Вторая Мировая не нравится?

Саша. Её итак слишком много.

Костя. А выборов, можно подумать, не много?!

Светка. А может, мы все эти темы офлайн рассмотрим, а онлайн поговорим о чём-то более актуальном?

Костя. Что есть более актуального, чем выборы президента США?!

Саша. Да та же корона!

Светка. Ой, устала от неё! Может, не надо? Из-за неё никак не встретимся. В бассейн даже пойти не можем.

Лиза. Да не только в бассейн, просто в нормальную библиотеку не сходить.

Лена. Да фиг с ней, с библиотекой. Я забыла, когда в кино была в последний раз!

Лиза. Вот бы сейчас в школьной столовке посидеть.

Саша. Да хоть бы одним глазом взглянуть на неё.

Лена. Ой, я так больше не могу, девочки.  Как в тюрьме.

Костя (поёт). «Голуби летят над нашей зоной…»

Вован. Да радуйтесь, что не в Америке живём, там сейчас беспорядки повсюду.

Лена. Да не сочиняйте вы. Вон, подруга пишет, у них всё хорошо, баксы раздают, жрачку на дом привозят. 

Вован. Верь ты этим сказкам!

Лена. А ты верь нашему телеку! Зомбоящер!

Вован. Сама ты зомбоящер! Ящерица!

Костя. Эй, поаккуратней!

Учитель. Внимание! Внимание! Прекратите споры, не забывайте, что мы находимся онлайн.

Костя (иронично). Большой брат следит за вами!

Саша. Зумирует.

Костя. Ага.

Начинается шум в онлайн, треволнения.

Учитель. Прошу прощения, мне нужно отойти на пару минут, прополоскать горло… никому не отключаться. (Отходит.)

Смех.

Костя. Блин, историку стрёмно стало от наших шуточек.

Светка. Слушайте, а что, если нам встретиться всем где-нибудь на Пушкинской? Надоело сидеть дома, всё время в онлайне. В конце концов, у нас же осталось право на личную жизнь!

Мама (заглядывая, тихо). Куда это ты собралась? Чего это ты там агитируешь всех?

Светка (отмахиваясь). Мать, не мешай, урок идёт.

Мама. Слышу я, как у вас урок идёт. (Уходит.)

Учитель (возвращаясь). Так, мы вынуждены прерваться. Продолжим на следующей неделе. Одна просьба: попробуйте разобрать то, о чём мы говорили сегодня, так как это тоже уже исторический материал и нам придётся непременно обращаться к нему…

Светка. Достала уже эта политика, дома телевизор не замолкает…

Саша. Не говори.

Костя (перекрикивая).

Схватились Джо и Дональд,

трещит по швам весь мир,

и торжествует ковид,

чума справляет пир!

Саша. Это кто?

Костя. Бёрнс, однозначно!

Саша. Ага, Костя Бёрнс.

Светка. Так, ну чё, когда встречаемся на Пушкинской, или где?

Саша. Давайте на Чистых.

Светка. Да хоть где, лишь бы уже выбраться из наших нор!

Костя. Решим. В офлайне.

Светка. Окей, в офлайне, так в офлайне. Всем пока, выключаюсь. (Встаёт.) Черт, надоело всё! (Скидывает со стула подушку, пинает её ногой.)  Так вся молодость пройдёт на дистанционке!

Мама. Чего это ты бесишься?

Светка. А ты не знаешь?

Мама. Знаю. Но надо потерпеть. Всем сейчас нелегко.

Светка. Надоело терпеть.

Мама. Вас будто бы в тюрьму заточили. То из дому было не выгнать, сидели в своём интернете целый день, то воете –– без улицы не можете. (Уходит на кухню.)

Слушает голосовое сообщение в WattsApp от

Лиза: Ты ушла, а Костя Ленке свидание назначил. Говорила тебе, он по сторонам смотрит.

Светка в сердцах швыряет телефон на кровать.

Светка. Пока мы тут сидим, вся жизнь проходит мимо.

Мама (из кухни). Не переживай, вся жизнь впереди. Как говорил мудрый царь – «и это пройдёт».

Светка. Слышала по телеку выступление… Вот я и говорю, вся жизнь пройдёт. Выйти никуда нельзя, целыми днями занятия. Озверели, ещё больше, чем раньше задают.

Мама. Как ты можешь так говорить, дочь? Учителя для вашего блага стараются.

Светка. В чём благо оно, мама? В учёбе или в счастливой личной жизни?  

Мама. А какая личная жизнь без учёбы?! Разве будешь ты нормальному жениху интересна без образования?

Светка. Это в ваше время на образование смотрели, в наше – на другие вещи смотрят.

Мама. А детям, что сможешь объяснить, сама ничего не зная?!

Светка. Ты многое мне объясняешь.

Мама. Ну, спасибо тебе, доча.

Светка. Ну, не так что ли?!

Мама. Мало я тебе помогала с уроками.

Светка (с иронической усмешкой). То ведь в начальных классах было, мама.

Мама. Да хоть в начальных. Я не педагог, чтобы всю жизнь за тебя уроки делать.

Светка. Да когда ты за меня уроки делала?

Мама. А в четвёртом классе забыла, когда ты болела, задачки за тебя решала?

Светка. Вспомнила тоже. Ты бы ещё детский садик припомнила. (Смеётся, качая головой.)

Мама (вздыхая). Ладно, считай, как хочешь, только к ЭГЭ готовиться надо серьёзно, без всяких там выкрутасов –– хочу, не хочу.

Светка. А, кстати, ЭГЭ тоже дистанционно будет?

Мама. Я-то откуда знаю. Это надо у них спросить. (Указывает жестом вверх.)

Светка. А они тоже (делает похожий жест) знания дистанционно получают или тесты на коронавирус сдают перед каждым уроком? Или одними масками обходятся? А может, респираторами?

Мама. Кто они? Чего это ты взъелась? Не знаю у кого, у нас так, и мы должны следовать заведённым правилам.

Светка. Надоело следовать заведённым правилам! Я не робот какой-то, я человек! (Одевается.)

Мама. Куда это ты собралась?

Светка. К ЭГЭ готовиться.

Мама. В смысле?

Светка. Творчество Пушкина изучать.

Мама. Дома сиди и изучай, зачем идти куда-то в такое время.

Светка. А мне так легче. Вот, стану перед памятником Пушкина, и спрошу у него: а ты бы учился, Александр Сергеевич, дистанционно онлайн или выбрал бы очную форму? И каково было там у вас в мифическом офлайне, не зная всех этих штучек, гаджетов, интернета, смартфонов, ватцапов, зумов, скайпов и прочего и прочего! (Размахивая руками.)

Мама. Куда ты пойдёшь, а если тебя вызовут в зум?

Светка. Скажешь, что я в офлайне, в лукоморье, где угодно!

Мама (сдаваясь). Маску надень.

Светка (стоя перед зеркалом). С удовольствием спрячусь за маску, чтобы меня никто не видел, никто не дышал на меня. (Примеряет маску.) Вот так красиво и краситься не надо, прыщики прятать.

Мама. Меньше шоколада надо есть, чтобы прыщи не вылезали, а маской проблему не решишь.

Светка. Нужно снять? Могу снять.

Мама. Не надо, не надо, оставь, как есть! Вот тоже мне, к каждому слову придирается, уже ничего не скажи ей.

Светка. Ладно, мама, не обижайся, и не волнуйся ты. Я ненадолго. Проветриться надо, а то с ума схожу, зумируюсь уже, как матрица. (Смотрит на неё с улыбкой.) Ну, имею же я, в конце концов, право на офлайн?

Мама. Имеешь. Иди, иди уже. (Целует её, открывает ей дверь.)

Светка (на выходе). «В Академии наук, заседает…» Мам, а представь Пушкина, сдающего ЭГЭ?

Мама (отрицательно качая головой, со слабой улыбкой на устах). Не могу представить.

Светка. Вот и я не могу. Пока! (Выбегает, что-то напевая.)

Мама (кричит вслед). Телефон забыла!

Светка (снаружи). Не нужен он мне! На свободе… (Смех.)

 

26.11.2020.

Марат Шахманов