• Вт. Окт 20th, 2020
Индейцы Северной Америки
Встали кругом делавары,
могикане, арапахо
и другие алгонкины у Великих у Озёр.
Встали кругом атабаски,
и апачи, и навахо –
обнажили свои копья у подножья Диких Гор.

И взмолились духам водным,
духам горным и лесным,
Маниту призвали в помощь и Небесного Орла.
И, взметнув стальные взоры
на ущербный диск луны,
в небо копья запустили, разрывая путы зла.

И вернулись вновь в деревни
близ Одавы – вдоль реки.
И вошли в Вигвам Совета, воскурили «калумет»,
и запели песню жизни,
песню полную тоски
о Луне пленённой мраком, заслонившим её свет.

 

Мифы Великой Америки

 

«…Группа воинов, направляющих копья на серп ущербной луны.» (Д.Андреев.)

 

Манобозо – великий герой индейцев, создатель мира. Если, действительно, существовал подобный человек или близкий к нему историко-мифический прототип, то можно предположить, что именно он стал основателем Даффама («Индейского мира») – небесной страны Индейской метакультуры. Его уход из мира, от славы своих подвигов на далёкий таинственный остров символизирует путь вождя-праведника, восходящего в своём посмертии на вершины горних миров, чтобы и там продолжить свой титанический труд. В сказках и мифах Манобозо или Нанабожо – Великий Вождь-Шаман именуется сыном и гонцом небесного духа (Маниту), в чьём образе, преломляясь на различные аспекты многоликого божества, предстаёт – дух-народоводитель индейцев Великих Озёр.

 

Путь Копья

 

Я не знаю, как всё это было… Но может быть так…

Наступала Ночь Больной Луны. Шаманы Медививина собрались на Горе Разума, возвышавшейся над голубым озером, вокруг которого виднелись охотничьи стоянки трёх алгонквинских племён. От чиппеви пришёл шаман по-имени Глаз Огня – старик восьмидесяти восьми лет. От могикан явился Сын Ветра и от племени оттава – Исцеляющий Хворь, известный в тех землях знахарь и лекарь. Пришли шаманы от шауни, делаваров, арапахо и других народов Великих Озёр. Явились и посланцы атабасков, великих племён Запада.
Соединившись, они воззвали на своих языках к Духу Гитчи-Маниту. Воздали хвалу душам ушедших предков. И обратились за помощью к спасителю Манобозо:
– О, великий из племени великих людей, встань среди нас, будь с нами, укрепи наш дух и веру! Да, услышат тебя все духи рек, лесов и озёр, да услышат твой зов далёкие звёзды и помогут нам в битве земли и неба, очищающих свои просторы от мрака злых духов!
Совершая обряд Парящего Орла, под звуки бубнов шаманы призвали на Гору воинов всех свободных племён земли. Внимая зову, группа воинов из тридцати человек взобралась на вершину холма. Каждый из них нёс на плечах звериную шкуру. На одном была волчья, на втором медвежья, на других бизонья, оленья, рысья и прочие шкуры, сообразно тотему племени, к которому принадлежали воины. Лица их были окрашены в яркие жёлто-золотые и зелёные цвета. Наконечники их стрел были покрыты сосновой смолой.
Шаманы разожгли священный костёр. Старший из них Глаз Огня держал в руках жертву – белого кролика, лапы которого были связаны. Вынув из-за пояса короткий острый нож, он взмахнул им и в несколько взмахов перерезал жертвенную верёвку. Подняв кролика над головой, он пронёс его вокруг костра и выпустил из рук прямо в густую траву. Прижавшись к земле, животное застыло от страха. Громкий крик индейцев заставил его сорваться с места и бежать в поисках спасения вниз к озеру.
– Жертва свободна! – Вскричал шаман оджиббве-чиппеви.
Воины, повинуясь знаку великого старца, встали цепью вокруг костра. Поднося свои копья к пламени, они вырывали из него частицы его души, предназначенные для исцеления тела луны, поражённого болезнью. Пройдя три десятка кругов вокруг костра – шестьсот охотничьих шагов, воины остановились; воздев взоры к небу по направлению к лику ущербной луны, они направляли на неё горящие пики копий.
На лица шаманов легла слабая лунная тень, и тут же отпрянула назад, прячась от обжигающих языков пламени, принесённых из вигвамов спасённых племён. Спасённых, потому что Нанабуш увёл их от страшного Потопа. После того, как Маниту превратил их в птиц, в крылатых духов, он свил им гнёзда на самой высокой сосне самой высокой горы на верхушке головы Горного Духа, и наказал им не спускаться вниз, пока воды не сойдут на нет…
Чёрной птицей тень луны затрепыхалась в небе, вздрагивая от взмаха огненных копий. Заклекотал орёл, зарычал волк, заревел медведь, заголосили другие звери. Заговорил Человек:
– Уходи, чёрная стая, уходи! Свет солнца придёт вслед за нами! Свет солнца придёт, и его лучи поразят тебя!
– Скройся, покровительница вендиго! Оставь лик Сестры Великого Солнца в неприкосновенности, не оскверняй его! Всё равно священный Огонь Манобозо очистит его от твоих нечистых пут!
– Уйди, Чёрная Луна, явись Луна Золотая и пребудь с нами!

… Небо почернело, его воздушные воды окрасили бурые пятна, словно чернила гигантской допотопной каракатицы замутили солёные воды океана. Звёзды скрылись на миг, оставляя бледную луну в одиночестве, чей воск горячими слезами стекал на берега проливов, усеянных морскими раковинами.
В деревне у вигвама Вождя молодая женщина плела пояс вампума, нанизывая на шнур бисер и ракушки, переливавшиеся бледно-золотым светом. Она готовила пояс для мужа, отправлявшегося на смертельную битву с врагом. Может быть, она его уже не увидит, но её послание пребудет с ним вечно, и он узнает, что их души породнены навеки и что вскоре они встретятся в небесных просторах Царства Нанобожо.

 

 

2.07.12.
Марат Шахман

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *