ГЛАВНАЯ СТИХИ ПРОЗА ВИДЕОПОЭЗИЯ ДРАМАТУРГИЯ ПУБЛИЦИСТИКА АВТОРЫ КОНТАКТЫ

Дорога к Солнцу

Teatr-poetry
Действующие лица:

Дева Розали
Молодой Эрнесто Гевара
Команданте Че
Пастор
Делец
Лидер
Чтец/Автор
 

 
Был Че Гевара молодым и красивым,
Не верил в революцию на крови.
Путешествовал на мотоцикле вдоль Боливии,
Полон надежд и любви.

Плыл на плоту, Амазонку
Пересекая по всем направлениям,
Туда, где за горизонтом
Блистала огнями его вселенная…

…Рыцари мрака захватили Остров Свободы,
Посланник Марса вступил с ними в бой,
Веря в ЗемлИ молодые народы,
В утопию Маркса под красной звездой.

Время пришло, прежняя каста,
Что угнетала крестьян, отошла,
Пала под натиском армии Кастро,
Армия Че в Санта-Клару вошла…

Суд справедливый – не суд милосердия,
Те, кто вчера не хотели стрелять
Ради свободы, сегодня с усердием
Взялись врагов непокорных карать…

…Был Че Гевара молодым и красивым,
Не верил в революцию на крови…

Голос молодого Эрнесто тонет в криках и лозунгах остальных

Вива ля патрия!
Патрия о муэрте!
Аста ля виктория сьемпре!
Вива ля революсьон Кубана!


Под лозунги уводят под руки молодого Че за кулисы.
Возвращаются все, кроме Розали, садятся на свои места. Эрнесто остаётся за кулисами.

Чтец (Артур). Сколько ни повторяем мы слова о свободе и равенстве, ничего в этом мире не меняется! Уходят лучшие, так и не довершив своё дело на земле. (Выстрелы/аудиозапись.) И он в их когорте! (Ставит стул Эрнесто за кулисами.)

За кулисами слышится пение на испанском.

Чтец (выходя вперёд). Человек в военной одежде лежит на голой земле – это Команданте Че спит вечным сном под покровом знойной боливианской ночи. Веки его наглухо закрыты, обмотанные тряпками окровавленные руки скрещены на груди, голову покрывает чёрный берет, увенчанный алой звездой.

Пение звучит в унисон. На сцене появляется Розали, и дальше поёт свою песню, выходя на середину сцены. В руках она держит чёрный берет Че Гевары.

Розали (обращается к нему, кладя берет рядом с розой, лежащей на полу). Я знаю, что ты не умер. Ты спишь, устав от ран, которые нанёс тебе этот мир. Но цветок моей души, цветок моей любви исцелит тебя от них, Команданте… (Плачет, кладя розу на берет.) Этот мир говорит о равных возможностях, презирая равенство между людьми; он говорит о свободе, ненавидя свободу выбора других; твердит о демократии, стирая с лица земли целые народы руками своих верных слуг. (Смотрит в зал сквозь зрителей.) А ты им мешал, потому что не только обличал их, но пытался изменить мир… Но ведь никто не смог изменить его, даже Он… (Поднимает указательный палец вверх.) Но время ещё есть… Вы вернётесь! Вы оба обязательно вернётесь, и тогда наступят последние дни этого мира, его последние дни…

Вперёд выходит человек высокого роста, небритый, в мундире и в военной фуражке с козырьком, ставит стул по левую руку от Розали. Розали узнает в нём Лидера.

Розали (провожая его взглядом). Приветствую вас, Гранде! (Протягивает к нему руки.) Вы пришли проводить его в последний путь?
Лидер (указывая на розу). Его путь только начинается…
Розали (пытаясь поцеловать его руку). Вы правы! Вы правы!
Лидер (пресекая её попытку поцеловать его руку). Мы возвращаемся к истокам, обретя смысл жизни, познав идею справедливости в её первозданном виде.
Розали. Так ли это, Гранде?
Лидер (садясь на кресло и, закладывая ногу на ногу). Спроси у него.

Розали (глядя на Лидера).
За что невинный терпит муки?
За что страдает человек?
(глядя в зал.)
Со справедливостью в разлуке
Мы проживаем этот век!..

Лидер (вставая). Сколько раз я говорил ему: революция это не романтика, революция это война за умы! (Вынимает сигару из нагрудного кармана.) Революция начинается на полях сражений, а продолжается в кабинетах. А он всё искал дорогу к солнцу, к бескрайнему солнцу революции… (Отворачивается.)
Розали. Он нашёл её…
Лидер (экспрессивно, поворачиваясь). И опалил крылья, коснувшись его беспощадных лучей! А потому что революция – это не романтика, революция это война!..
Розали. Он и воевал, воевал всю свою жизнь!
Лидер (садясь на своё место). Воевать надо с умом, и не всегда оружием.
Розали. Его оружие – его отвага! Его харизма!
Лидер (отворачиваясь от неё). Харизма… Я не святой отец, чтобы рассуждать о харизме…

Входит пастор. Руки его сложены на груди, лицо его бледно.

Пастор (подходит со стулом к Лидеру). Мне показалось, кто-то из вас звал меня, дети мои?
Лидер. Точно не я. (Отворачивается от него.)
Пастор (подходит к Розали с дугой стороны). А вы, деточка? Вы звали меня?
Розали. Где вы раньше были, когда требовалось приструнить ваших ястребов?
Пастор. Наших ястребов? Все наши люди кротки как голуби.
Розали. А те, что трусливо избавились от него, разве не ваши?!
Пастор. Кого вы имеете в виду?
Розали. Вы знаете, кого.
Пастор. Я решительно не понимаю, о ком речь. (Переводит взгляд на Лидера.) Может, уважаемый Лидер, подскажет мне, о чём вопиет сия заблудшая дщерь?
Лидер. Она вопиет о справедливости.
Пастор. О, что такое справедливость? Справедливость на земле – понятие относительное. Надейтесь на высшую благодать, а всё, что на земле временно и не заслуживает почтения.
Розали (вставая на ноги). А сами вы заслуживаете почтения? Ваша власть заслуживает почтения?
Пастор. Наша власть ничто, наша власть не от мира сего.
Розали. Почему же тогда вы прибрали весь мир к своим рукам?
Пастор. Вероятно, вы путаете нас с кем-то другим. (Усаживается на стул недалёко от Лидера, ёрзает на стуле.) Жестковато, словно на каменные плиты присел…
Розали. И с кем же другим я вас перепутала?
Пастор. С тем, у кого богатство и власть.
Розали. Кто, ещё кроме вас, обладает всем этим?
Пастор. Дельцы, в их руках всё.

Входит Делец. Он одет в респектабельный костюм.

Делец. Вы звали меня, святой отец?
Пастор. Вспомни нечистого… он тут как тут.
Делец. Зря вы так о нас, святой отец, мы ведь заботимся о вас, поддерживаем вас и вашу святую власть.
Пастор. Сын мой, я ведь только рассуждал о том, что не всё в наших руках, опровергая слова этой дерзкой девчонки! (В сторону.) Можно подумать, весь мир не в ваших щупальцах!
Делец (тоже в сторону). Пока ещё не весь. Но скоро будет… (Подходит к Пастору, кладёт деньги ему в нагрудный карман.)
Лидер (вставая со стула, апеллируя к ним). Ненасытность, алчность ведёт к погибели! (В зал.) Сколько эпох надо еще прожить человечеству, чтобы понять эту простую истину?
Пастор (Лидеру). Задумайтесь лучше о спасении души. Когда вы в последний раз получали индульгенцию? Подозреваю, что в глубоком Отрочестве? (Подаёт ему руку.)
Лидер (встаёт, отпихивая от себя его руку). Мне не нужны ваши индульгенции. У меня нет столько денег. (Уходит в другой конец, садится.)
Делец (идя за ним). И, правда, экономика, деньги не ваш конёк, а без этих двух мир перестанет существовать. (Давая ему прикурить.)
Лидер (отказываясь, поднимаясь и, уходя в сторону, как бы вырываясь из их тисков). Это вы так решили. (Развернувшись.)
Делец. Это факт и ваш райский (делая жест, означающий «кавычки») остров, тому подтверждение.
Розали. Что вы знаете о нашем острове?!
Делец. Всё, красавица, всё.
Розали. Что именно?
Делец. А то, что ваш остров прозябает в бедности, люди ненавидят друг друга и только и думают о том, чтобы слинять с него куда-нибудь поближе к богатеньким соседям.
Розали. Эх, вы! Ничего вы не знаете о нём…
Делец. Ну, поведайте, поведайте нам о вашем прекрасном райском уголке! (Презрительно смеётся.)

Розали выходит вперёд. Поёт «Гвантанамера»…

Лидер почтительно встаёт.


Делец и Пастор обрывают её пение, демонстративно аплодируя.

Пастор. Ну, песнями нас трудно убедить. Песни – это мирской соблазн.
Делец. А, по-моему, даже очень убедительно – романтика нищеты! (Хлопает в ладоши.)
Лидер (стремительно надвигаясь на них). Прекратите паясничать! Мы ещё скажем своё последнее слово!..
Делец. Неужели вам так хочется войны?
Лидер. Война, к несчастью, неизбежна.
Пастор. Боже, упаси…
Лидер. Вы сами идёте к ней!
Делец. Ну, знаете, деньги любят тишину.
Лидер. Ваши деньги предпочитают орудийный грохот!
Делец. Как посмотреть, как посмотреть!
Розали. Хватит! Даже он, спящий, уже устал от вашей демагогии!
Пастор. Оставьте мертвым хоронить своих мертвецов.
Розали. Он не мёртв! И никогда не умирал! Это вы придумали такой конец! Он жив! Он жив!
Лидер (отходит, садясь на стул, вздыхая). Она не в себе.
Пастор. Бедняжка.
Делец. И красивые сходят с ума.
Розали. Я не сумасшедшая! Он жив!
Пастор. Побойся… говорить такие вольности, дочь моя! Где твоя вера?
Розали. Моя вера – моё небо! Мои небеса – моя Любовь!
Пастор. Святотатство.
Делец. Иллюзия.
Пастор. Святотатство.
Делец. Иллюзия.
Пастор. Святотатство.
Делец. Иллюзия. Хотя иллюзия – тот ещё товар, можно хорошо продать, если постараться. (Указывает на картинку с культовым изображением Че.)
Лидер (встаёт, повторяя). Революция – это не романтика! Революция – это война за умы!
Делец. Смените уже пластинку, Хефе. Ваше время прошло. Ныне наша власть повсюду…
Розали (не выдерживая). Пусть он скажет, а не вы!
Делец. Как же он скажет, если он того… не дышит… (Переглядываются с Пастором, смеются.)
Розали. Он дышит. (Прикасаясь к розе).) Он дышит. Я слышу его дыхание…
Пастор. Почему же он тогда молчит?
Розали. Не молчи! Скажи им! Скажи им! Скажи!.. (Наклоняясь вниз к розе.)


Звучит музыка, на экране появляется солнце, звучит, повторяясь гонг времени…

Команданте Че встаёт со стула с последнего ряда, идёт в сторону сцены посередине между рядов, направляясь к Розали. Подходит к ней, поднимает её с колен. Берёт розу с пола, отдаёт ей. Она встаёт, держа берет в руках. Смотрит на него в удивлении. Он улыбается ей. Она надевает ему на голову берет.

Пастор, Делец, Лидер застывают в изумлении. Пастор падает на стул. Делец медленно опускается на стул. Лидер, открыв рот, наблюдает за происходящим, сминая сигару в руке.

Команданте и Розали смотрят друг на друга, переводят взгляды в зрительский зал, садятся на край сцены, смотрят друг на друга, затем снова встают. Че смотрит в зал, улыбаясь своей лучезарной улыбкой. Затем взявшись за руки, они уходят в сторону, где на экране сияет дорога к солнцу… Отправляются вдвоём за кулисы.

Вслед за этим на экране появляется картинка с мотоциклистом, направляющимся к солнцу…

Одновременно звучит голос молодого Че Гевары из-за кулис:

Был Че Гевара молодым и красивым,
Не верил в революцию на крови.
Путешествовал на мотоцикле вдоль Боливии,
Полон надежд и любви…

Далее приглушённо звучит речь Че Гевары (аудиозапись), постепенно умолкая. Че оставляет Розали и выходит вперёд к залу. Напротив него становится Автор, как бы переводя речь воскресшего Че Гевары.

Автор. Он говорит:

Я обещал, что я вернусь, и я вернулся к вам, люди! Вернулся и не узнал ваш мир… Он стал ещё больше похожим на хищного «каймана» в тихих болотных зарослях Сапаты.

На заднем фоне появляются все актёры, стоя в ряд.

– Только теперь он не прячется от случайных взглядов, ему не надо прятаться ни от кого, он преспокойно себе греется на солнышке в ожидании своих жертв, зная, что они сами придут к нему в пасть! Придут и отдадут ему свои волю и разум…

Он говорит:

Вы думаете, я пришёл сразиться с рептилией? Но зачем? Сила здесь не помощник. Только ваши воля и ум могут заставить вас думать по-своему, а не так, как хочет кайман. Поймите это и наваждение отступит! Мы сами выбираем дорогу, и от нас зависит, куда она ведёт: в чрево каймана или к солнцу!..
Свобода не в статусах и в мятежах, а в наших умах и сердцах, выбирающих вечно творящее, вечно молодое начало жизни, вопреки невежеству и безволию. Победа не в торжестве идеологии, а в победе над собственным бессилием.
Отказ от внутреннего совершенства души – есть рабство пострашнее физического плена, так как выбор этот лишает человека духовных крыльев, всегда устремлённых к свету!..

Он говорит:

Я вернулся к вам, чтобы позвать вас к свету!..

Че (громко): ¡Vamos a la luz!

Розали (стоя рядом). Vamos!

Все: ¡Vamos a la luz! Vamos!

 

El fin

 
Примечания.
* Стихотворение «Был Че Гевара…». авт. М. Шахманов.
**В данном случае «кайман» – это калька с испанского, означающего «крокодил, аллигатор».
***Сапата (Куба) – крупный полуостров; национальный парк; болото Сапата.
**** ¡Vamos a la luz! (исп.) – Пойдёмте к свету!
*****Музыкальный материал:
«Hasta siempre!» – Карлос Пуэбло. (На испанском яз. с переводом на русский).
«Guantanamera». – Хосе Фернандес Диас

 

Марат Шахманов

 

Фото: Г. Расулов.
 
 

«Че»

Хулио Кортасар
(перевод М. Шахманов.)

У меня был брат.
Мы не виделись никогда,
Но это неважно.

У меня был брат.
Он шёл сквозь горы, пока я спал.
Я пил его голос с жаждой,
Что лился свободно, как вода.
Его звезда
Светила нам на обратной стороне ночи…
Мой брат показал
Её мне воочию…

У меня был брат.
Мы не виделись никогда
Но это неважно.

У меня был брат.

Пребывая в сновиденьях,
Я хотел идти по его дороге,
Приближаясь лишь к его тени…
Но он бодрствовал, он шёл по отрогам…

У меня был брат.
Мы не виделись никогда
Но это неважно.
Мой брат был отважным. –
Мой брат был – солдат.
Мой брат!..

 
 

просмотров: 180 Опубликовано Разместил: administrator размещено в Публицистика

Добавить комментарий