ГЛАВНАЯ СТИХИ ПРОЗА ВИДЕОПОЭЗИЯ ДРАМАТУРГИЯ ПУБЛИЦИСТИКА АВТОРЫ КОНТАКТЫ

Воин Любви

Морихэй Уэсиба Морихэй Уэсиба — воин Любви, божественной силы АЙ, в корне изменил отношение к боевым искусствам, одухотворив методы неагрессивной борьбы, повергающей грубую силу в начале и в конце пути, используя её несовершенство. Он создал новую философию самообороны, проникнутую духом мудрости и милосердия.
Захожу в зал (провожу тренировку в одном из московских клубов), приветствую в почтении сэнсэя, чей портрет висит прямо напротив входа, и задумываюсь о том, какой путь прошёл этот необыкновенный человек, чья духовная и физическая воля были подчинены замыслу совершенствования человеческих начал на Земле, цели восприятия божественной энергии и трансформации её в синтезе с энергиями природных стихиалей в материальном мире и в сознании людей, последовавших за ним. Подобное видение, несмотря на обобщённый взгляд, выражает одну из граней понимания цели деятельности учителя, ставшего ками. Сам же он своей жизнью раскрывается миру в многогранной проекции, познанной лишь им самим в той самой мере, в какой мы можем увидеть его в одной из его ипостасей, такой, например, как ипостась воина Добра и служителя духовной реальности затомиса (небесной страны) японского сверхнарода Никисаки.

file-6

Уэсиба ещё при жизни стал творцом своей метакультуры, положив начало заселению острова Хокайдо. Расширив пространственный ареал бытия японского народа вглубь, он раздвинул метакультурные и духовные границы затомиса, предназначенные быть таковыми народоводительствущими иерархиям Никисаки.

Опыт жизненного пути Морихэя Уэсибы был сложен и изобиловал различными событиями и человеческими связями. На одном из этапов он связал свою судьбу с религиозной сектой Омото-кё, которая провозглашала искусство основой религии, творчество венцом любой деятельности. Все виды искусства в ней приравнивались к религиозному служению, как высшей точке проявления творческого духа человека, а сутью теологии являлась идея того, что религии мира имеют один единый духовный источник, и все нации, независимо от расового происхождения, в скором времени будут слиты воедино. Он странствовал по Монголии, охраняя главу Омото-кё Дэгути , и нередко был участником смертельных схваток, которые повлияли на его внутренний характер и отношение к Будо.

Уэсиба обладал необыкновенными способностями, развитыми в процессе повседневных занятий боевыми искусствами, которому способствовал знаменитый сэнсэй будо Такэда, сыгравший важную роль в его жизни, и которого по праву можно назвать его учителем.

Однажды с Уэсибой произошло событие, которое возвело его на новую ступень развития. Он испытал то, к чему стремятся многие духовные подвижники, в чём видят смысл своего пути.

«Я видел чудо, и достиг просветления — чистого, покоряющего эго, мимолетного и несомненного. В одно мгновение я познал природу сотворенного: путь воина заключается в проявлении божественной любви, духа, который пронизывает и питает все сущее. Слёзы благодарности и счастья катились по моим щекам. Я увидел всю Вселенную как свой дом; солнце, луна и звезды стали моими близкими друзьями. Исчезла какая-либо привязанность к материальным предметам».

Наконец он обрёл путь, тот удел, что был предназначенный ему судьбой, раскрывая истинный смысл Будо своим ученикам, обучая их великому искусству, суть которого была в самозащите от агрессора с использованием отрицательных и положительных энергий, как в себе, так и во внешней силе противника. Уэсиба владел сверхъестественными способностями, ни пуля, ни другое оружие не могли взять его. Он объяснял это чудо, владением энергией айки и силой богов, которые управляли им в той или иной ситуации. В действительности он стал неуязвимым. Популярность и авторитет сэнсэя возрастали во всех кругах, начиная от элиты, в том числе императорской семьи, до самых низших слоёв общества Японии.

Он говорил о боевом искусстве, которому посвятил жизнь так:
«Айкидо — это непротивление. Поскольку оно не сопротивляется, то всегда побеждает».

«Истинное БУДО — это труд любви. Это труд дарования жизни всем существам, а не убийства или борьбы друг с другом. Любовь — это божество-защитник всего сущего. Без нее ничто не может существовать. Айкидо — это осуществление любви».

«Айкидо предназначено для всего мира. В нём нет места ни личным, ни разрушительным целям. Неутомимо тренируйтесь, чтобы принести благо всем…

«Можно сказать, что Айкидо есть способ изгнания демонов не мечом, а искренностью нашего дыхания. Иначе говоря, способ превращения мира демонического ума в Мир Духа. Такова миссия Айкидо. Демонический ум будет повержен, а Дух восторжествует. Тогда Айкидо принесет плоды в этом мире».

В отношении восприятия внешнего мира, он учил: «Пока вы беспокоитесь о «хорошем» и «дурном» в окружающих, вы оставляете свое сердце открытым для злобности… Проверка других, соревнование с другими, осуждение других ослабляет и одолевает вас».

Как духовный наставник он не просто давал мудрые советы, но и открывал действенные методы развития собственного «я» во взаимодействии с законами Мироздания: «Ваш разум должен пребывать в гармонии с функциями Вселенной; ваше тело должно быть согласовано с движениями Вселенной; тело и разум должны слиться в одно и объединиться с деятельностью Вселенной».

Он раскрывал тайны стихиалей, чьи свойства пронизывали его искусства до самых корней:
«Приемы используют четыре качества, которые отражают природу мира. В зависимости от обстоятельств, движения должны быть твердыми, как алмаз; гибкими, как ветви ивы; плавными, как поток воды, и пустыми, как пространство».

К старости Морихэй Уэсиба обрёл покой в той вере, которая жила в нём всегда. Та высшая мудрость, которая через слово проникала в умы людей, стала выражением совершенного видения граней единой истины, познаваемой человеком в течении его многочисленных земных жизней:
«Прежде всего, ты вбираешь в свое сердце Творца. Это и есть Великая Любовь, вездесущая во всех уголках и во все времена Вселенной. «В любви нет противоречия. У любви нет врага». Противоречивый ум, который думает о существовании врага, не согласуется с волей Бога».

Нравственно-этическая высота его личности, граничащая с праведностью, его учение действенной любви, не сопротивляющейся злу, но также не подчиняющейся ему и — побеждающей его в действии и бездействии, возвысила душу великого старца на пути восхождения его просветлённого эфирного и астрального тела в затомис Никисаку.

file-5

ПУТЬ СТРАНЫ СОЛНЦА

Шёл один ты вьющейся тропою,
В очаге вдали горел огонь.
Всё осталось там и меч старинный,
И жена любимая, и конь.

Наступала хару, прелесть сакур,
Радовала взор в последний раз…
Там в Долине Сна царила осень,
Раскрывая двери в Никисаку…

Тории плывут, как лодки мимо,
Не глядишь на них сквозь свет зари,
Чтоб не осквернить болезнью тела
Золотого солнца алтари.

Впереди последний путь, песок и камни
Превратились в мост к реке Сандзу,
Где душа проснётся одинокой,
Горестно взывая к Омиками.

«О, Аматэрасу, луч твой светлый,
Как старинный меч в слепом бою,
Укрепит мой дух в последней битве,
Из Дзигоку жизнь спасёт мою!»

Пролетает в небесах журавль,
Машет на прощание крылом,
Жизнь уходит – жизнь приходит следом,
Будет тот, кто за тобою явлен.

Он придёт, как ты неумолимо
Шёл когда-то в этот мир земной,
Чтоб увидеть цвет весенних вишен,
О любви поющих под луной.

Снимет со стены твой меч старинный,
Оседлает дикого коня,
Цепью островной свой путь связуя,
Свяжет земли солнце воедино.

Спи легко, как ты сражался в прошлом,
ДО души – священное синто.
Там вверху услышишь голос детский, —
Вечным ками став, – «Аригато!»

13.03.11.
Шах Ман

———————————————————————————–
Хару – Весна (япон.) – Символизируют расцвет природы и человека, свежесть, молодость и красоту.
Сакура – Вишня (япон.)
Никисаку – Небесная страна (япон.)
Тории – в данном случае плавучие ритуальные врата храмов в японской религии синто.
Омиками – богиня солнца. (япон.)
Аматарэсу – имя богини. (япон.)
ДО – путь. (япон.)
Ками – просветлённая высшая душа. (япон.)
Дзигоку – ад. (япон.)
Аригато! – Спасибо (япон.)

Марат Шахманов

просмотров: 475 Опубликовано Разместил: administrator размещено в Проза, Стихи

Добавить комментарий